Форум » Other Music » Rival Sons » Ответить

Rival Sons

mikey: Jay Buchanan - vocals Scott Holiday - guitars Robin Everhart - bass Mike Miley - drums Before the Fire (2009) - Lp S/T (2011) - Ep Pressure & Time (2011) - Lp Los Angeles, California, USA, год обрзования - 2008 blues, psychedelic, hard http://www.rivalsons.com

Ответов - 72, стр: 1 2 3 4 All

mikeyII: угу

James Joyce: Мишель, а по последнему альбому мнение не изменил? Альбом-то хорош. Конечно, и мне хотелось большего. Я вот другу посоветовал и дал для начала диск 2016 года. Он прям в восторге был, а потом я его и предыдущими добил.

mikeyII:

mikeyII: мне нравится все у них, кроме последнего жутко разочаровал а сейчас чувствую такая же картина ждет меня с the answer

mikeyII: вокалист группы Rival Sons Джей Бьюканан любит теории. «Возьмем название нашей группы, — говорит внешне уже слегка тяжеловатый рокер, похожий на младшего брата Йена Эстбери из The Cult. — Оно всегда должно быть комбинацией мыслей и идей, которые мы собираем все вчетвером. Название должно рождать конкретный образ. Мне нравится складывать слова так, чтобы это было искусством. Например, ваша группа может называться «Ревущий мотоцикл дракона». Сразу становится интересно послушать, как это звучит». Калифорнийские рокеры являются прилежными реаниматорами блюз-рока, их треки легко усваиваются и кажутся уже проверенными временем. Впрочем сами музыканты, которые назначили мне встречу в 30 километрах от Парижа, склонны жить не прошлым, а ощущением предвкушения. «Это главное в любом путешествии, — сообщает гитарист Скотт Холидей. — Это как в шутке: ты видишь на улице супермодель, и твой дружок говорит тебе: «Смотри какая красивая. Но ведь кто-то уже устал ее трахать». Так что мы стараемся внутри группы каждый день воспринимать как наш первый в истории проекта. Это обычно получается лучше, когда ты находишься далеко от своего дома». Для того чтобы добраться до городка Эври, где был назначен концерт Rival Sons, я прилетаю в Париж в районе полудня, беру такси и в полной мере испытываю неоднозначный характер местных водителей. 30 километров шофер преодолел часа за полтора, то застревая в пробках, то, наоборот, мчась как ненормальный. Обратный путь на поезде, кстати, прошел в два раза быстрее и не за 100 евро, а всего лишь за пять. По-своему это иллюстрирует идеалы французского социализма — в этой стране автовладельцы медленно, но верно превращаются в изгоев. Торжество социализма я, кстати, наблюдал и дальше. Концерт Rival Sons в Эври тяжело было назвать коммерческим предприятием. Он проходил при поддержке местных властей в местном доме культуры. Для Эври и клуба «Le Plan Grand Salle» это было большое событие, потому что обычно там выступают местные детские и фольклорные коллективы. Интересно, что расположен этот ДК фактически в чистом поле, окруженном промышленными постройками и многоквартирными домами в духе Бутово. Из окна гостиницы вид простирается на панельные 9-этажки, ЛЭП, овраги и трубу, из которой, видимо, берет свой исток местная грязноватая речка. Также в зоне видимости множество тополей и клумба в совершенно адском состоянии. Концерты известных групп во французской глубинке имеют свои плюсы и минусы. Организаторы принимают журналистов с распростертыми объятьями, а вот музыканты могут играть предельно расслабленно, понимая, что терять в этой глуши нечего, а зрители все равно будут рады — выбора-то у них нет. С тремя бэйджиками на шее и в компании здоровенного чернокожего секьюрити, которого ко мне приставили, видимо, для пафоса, я дожидаюсь музыкантов. Менеджера Rival Sons Пита рвут на части: он занимается и артистами, и саундчеком, и продажей мерча, но при этом крайне дружелюбен и предлагает поснимать своих подопечных перед концертом. За кулисы я уже попадаю вполне самостоятельно, бесцельно слоняясь по ДК. Там меня встречает гул стиральной машины и запах порошка. Как выясняется, музыканты и их команда живут в автобусе, специально арендованном для европейского тура. С удобствами, конечно, проблема, но вот свежий воздух и крепкий сон точно обеспечены. За несколько минут до начала интервью к менеджеру Питу подходит типичная французская пара: дедушка в косухе с фотоаппаратом и его бабуля, которая пытается переводить. Старики объясняют менеджеру, что «Le Plan Grand Salle» был построен всего год назад, а раньше клуб под тем же названием находился в десяти минутах отсюда. Назывался он просто «Le Plan» и представлял собой барак, расписанный граффити. Судя по словам французов, походило на нечто среднее между берлинским сквотом и тики-баром где-нибудь в Дайтоне. Забавно, что изначально мой таксист хотел избавиться от меня именно в том месте, где располагался старый «Le Plan». Вокруг покинутого клуба людей не было, окна уже были выбиты, так что наши планы тут же поменялись и мы поехали по направлению к гостинице. В ожидании Rival Sons меня развлекает дед, который буквально на пальцах объясняет, что является местным аксакалом и побывал на всех местных шоу. В частности, он вспоминает, что в прежнем «Le Plan» выступали Рори Галлахер, Motorhead и многие другие неприхотливые музыканты. На стене я замечаю отличную иллюстрацию для сбивчивого рассказа старика: рубашку и бандану Рори Галлахера, которые выставлены в рамке. В них от тут и выступал. Первыми появляются басист Дэйв Бести и ударник Майкл Майли. Бести похож на бородатого Филипа Сеймура Хоффмана, а Майли щеголяет в котелке и подтяжках — ни дать ни взять фильм «Заводной апельсин». Узнав, откуда я, Майкл очень радуется и заявляет, что его жена «тоже из Эстонии», а несколько лет назад он в составе другого проекта выступал в Череповце. Затем мы присаживаемся на балконе за стол, залитый пивом, после чего передо мной возникает вокалист Rival Sons Джей Бьюканан, а последним настает очередь гитариста Скотта Холлидея, гардероб которого почти целиком составляют вещи из кожзаменителя. Основное достоинство Скотта — сюрреалистические усы, торчащие вверх в точности, как у Джонни Деппа в фильме «Мордекай». «Мое суеверие — это страх травмы, — говорит барабанщик Майли.— Можно сильно удариться о барабан. Тебя может покалечить летающая камера. Если я выйду из строя, на внеплановые каникулы может отправляться и вся группа. Поэтому перед каждым концертом у меня есть часовой ритуал: прыжки, бокс, йога, упражнения на сопротивление. Но остальные ребята, конечно, не такие». Поскольку участники Rival Sons помешаны на том, чтобы их музыка — брутальный замес из классического рока, блюза и соула — рождала в головах людей правильные ассоциации, они тщательно работают и над внешним обликом, и над оформлением пластинок. «Обложку последнего диска, например, делал мой старый друг Мэтт Уигно, — рассказывает о «Great Western Valkyrie» вокалист Джей. — Также он сделал нам «тюремные» фотографии для буклета — мы там стоим с табличками. В таких вещах, как оформление дисков, рок-н-ролл максимально близок с искусством. Ведь наша задача — это не только демонстрировать корни нашей музыки и то, как хорошо мы вызубрили классику, но и выделяться из серой массы. Показать, что в нашей церкви внутри красивые росписи. Только так может обнаружиться собственная индивидуальность». «Перед концертом мы всегда стараемся приодеться, — смеется басист Дэйв. — У нас есть красивые средневековые мечи, несколько мантий как у грегорианских монахов. Мы скрещиваем наши клинки и представляем, что мы — короли этого мира». Вся группа смеется, и очень скоро у меня появится возможность проверить, насколько сильны ритуалы Rival Sons. Настает время фотосессии, под которую выделен коридор за сценой. Джей уже очень нервничает, потому что до концерта остается пять минут, а Майли до последнего момента в специально оборудованной комнате отрабатывает свои барабанные партии. Со стороны зала уже слышен рев зрителей. Бьюканан не выдерживает и убегает в гримерку, после чего возвращается уже спокойным, но с сильно расширенными зрачками. Вместе с концертным клавишником (тоже бородачом) появляется Скотт, который вообще не нервничает и травит анекдоты. Смеются над шутками, впрочем, только он и его брутальный спутник. Для того чтобы все расслабились, мы обсуждаем Россию. Конечно, Rival Sons хотят выступить у нас, их агент прорабатывал маршрут переезда из Эстонии в Санкт-Петербург, но что-то не срослось. Вполне вероятно, американцы немного русских побаиваются. «А ведь Рахманинов — это мой любимый композитор, — говорит Джей. — У меня есть записи всех его произведений. Меня пугает не человеческий фактор. Я больше побаиваюсь коррумпированных людей на границе, которые могут украсть оборудование. Есть же безумные истории!» «А я даже не буду притворяться, будто не знаю, что сейчас в России происходит, — включается в разговор Скотт. — Просто я стараюсь держаться подальше от всего этого. Никто же не знает, что происходит на самом деле. Где-то там Путин рыбачит и думает: «Весь мир уверен, что я жадный, но ведь на самом-то деле я хороший парень». «Но санкций мы боимся!» — резюмирует ударник Майкл. До концерта остается ровно минута, после чего Rival Sons наконец- то дают себя сфотографировать. Пятерых рокеров из группы вдруг накрывает волна ответственности и серьезности. Выглядят они как сотрудники похоронного бюро на встрече с заказчиками. Начинается обратный счет, звучит ритуальная речевка группы, а затем пятерка бросается на сцену, чтобы разорвать «Le Plan» в клочья. Свою работу музыканты делать умеют явно лучше, чем все остальное: гитара следует голосу вокалиста в лучших традициях Led Zeppelin, ударник, кажется, вот-вот выпрыгнет из-за установки, а вокалист, закатив глаза, раскачивается в ритме гитарной партии. Словом, они делают все, чтобы нормально их сфотографировать невозможно было даже перед сценой. Исключением является только Скотт — он видит камеру, охотно позирует и весело косится на своего фронтмена, который босиком шатается в майке-алкоголичке. Бьюканан явно пребывает в лучшем из миров. «Когда ты гастролируешь, — рассказывает мне Джей, — то видишь страны идеальными — в основном из окна своего автобуса. Ты смотришь на окна серых церквей, которые внутри покрыты росписями, видишь, как их освещает солнце. Видишь прихожан, которые ходят в эти церкви и ничего не знают об отношениях России и Америки, держащих весь мир в напряжении уже шесть-десять лет. А когда ты попадаешь в страну вроде России, то начинаешь удивляться: «У них и правда есть блины! Они едят бекон и яйца. Они пьют кофе по утрам. Все эти странные люди».

mikeyII: RIVAL SONS совместно с Deezer выпустили новый концертный альбом, запись которого состоялась в Париже. Трек-лист: “The Good, The Bad And The Ugly” (Intro) “Electric Man” “Secret” “Pressure And Time” “Hollow Bones Pt. 1” “Tied Up” “Baby Boy” “Where I've Been” “Torture” “Get What's Coming” “Open My Eyes” “Keep On Swinging”

mikeyII:

James Joyce: Видон у них конечно придурковатый, давно это замечал.

mikeyII: Стиляги-хиппи-битники-денди-хипстеры))

Лёлик: mikeyII пишет: Стиляги-хиппи-битники-денди-хипстеры)) Клоуны по-русски...

ORION WARNING: пидаристический полдник.

Don Pedro: Видон - как видон Для хипстеров штаны слишком широкие, для хиппи - хаир короткий, битники тут вобще не при чем А вот выражение лиц - настораживает Хотя по музлу - красавчеги



полная версия страницы