Форум » Other Styles » Soundgarden (продолжение) » Ответить

Soundgarden (продолжение)

mikey: Зёрнa, из которых впоследствии появились "Soundgarden", были заложены ещё в 1981 году, когда Kim Thayil и Hiro Yamamoto , живущие в Park Forest, штат Illinois и игравшие в течении нескольких лет в местных группах, окончили Rich East, среднюю школу. Для продолжения своего образования они оба едут в Olympia, штат Washington , чтобы поступить в Evergreen State College. Но невозможность найти работу в Olympia и желание создать группу заставили их направиться в Seattle, где Thayil жил до 5 лет.Thayil поступил в University of Washington, где в конечном счёте получил учёную степень в области философии. Возможно, что самым ранним воплощением "Soundgarden" была недолго просуществовавшая группа под названием "The Shemps", которую образовал сосед Thayil'а по комнате,гитарист, по имени Matt Dentino. Chris Cornell, которому в ту пору исполнилось 19 лет начал свой музыкальный путь в качестве ударника. Постепенно он стал испытывать дискомфорт от невозможности своего полноценного музыкального самовыражения в рамках этой роли ."Я всегда мечтал о том, что буду самым лучшим ударником в мире и буду играть в самой лучшей группе", "Мои мечты рассеялись слишком быстро"- говорил впоследствии Cornell. Решивший попробовать петь Cornell ответил на объявление о поиске вокалиста, данное Dentino. Когда Cornell присоединился к "The Shemps", Yamamoto играл там на басу. После ухода в 1988 году Yamamoto из коллектива, на его место приходит Thayil. "Когда я впервые встретил Chris'а," говорил Thayil, "моим первым впечатлением было то, что он знает чего хочет. Он был коротко подстрижен и стильно одет. У него был отличный голос - а ведь мы играли сложный материал." Как говорил Thayil, "Dentino сотрудничал с людьми, которые умерли". Репертуар "The Shemps" состоял почти полностью из композиций "Doors" , Jimi Hendrix, Otis Redding и Buddy Holly. Их единственной собственной композицией была песня, написанная Dentino и называвшаяся"Marilyn Monroe" (Мы все ищем Мерилин Монро.Только она-та девушка, ради которой я готов пойти...) .Cornell и Thayil в это время часто пересекались с Matt'ом Cameron'ом и Ben'ом Shepherd'ом. Cameron был ударником в группе под названием "Feedback" , которая впоследствии переродилась в "Skin Yard", а Shepherd стал гитаристом в хардкоровой команде "March of Crimes".Самым большим шагом к славе в то время, говорит Shepherd,стала кассета, несколько копий которой было продано в Финляндии."И" , добавляет он,"Мы встретили Jello Biafra (из "Dead Kennedys"), благодаря тому , что ему понравилось наше название".К 1984 году "The Shemps" стали историей, и Cornell обратился к Yamamoto. "Я был ударником",говорил Cornell, "а он - басистом, так что мы просто обязаны были создать группу". После нескольких джэмов встал вопрос о гитаристе, и в качестве него был приглашён Thayil. Группу окрестили "Soundgarden". Название группы произошло из-за скульпртуры в Seattl'e, она стояла на песчаном мысу и представляла собой трубу , которая при порывах ветра издавала неземные воющие звуки (великолепная иллюстрация истории появления названия "Soundgarden" отсканирована из комикса "The Pearl Jam issue of Revolution Comics' Hard Rock series"). Трио начало репетировать, Cornell был одновременно ударником и солистом. Первое выступление "Soundgaren" состоялось совместно с нью-йоркской командой под названием "Three Teens Kill Four"; второе совместно с "The Melvins" и "Husker Du". После зачисления в качестве ударника Scott'а Sundquist'а, Cornell стал полноценным фронтмэном коллектива. Группа усиленно репетировала в течении года. В 1986 году "Soundgarden" записывают две песни :"Heretic" и "All Your Lies" . Эти композиции отдаются на "CZ Records" , которая включает их в сборник под названием "Deep Six", в который также вошли работы "The Melvins", "The U-Men", "Skin Yard" (с Matt'ом Cameron'ом), "Malfunkshun" и "Green River". ("Green River" впоследствии в результате раскола переродилась в "Mudhoney" и "Mother Love Bone", последнюю возглавил фронтмэн "Malfunkshun", вокалист Andy Wood.) "Deep Six" был переиздан в 1994 году совместными усилиями CZ Records и A&M Records.Sundquist, у которого были жена и дети, покинул группу из-за проблем в личной жизни в тот же год. После непродолжительных уговоров Cornell, Thayil и Yamamoto переманивают из "Skin Yard" Matt'а Cameron'а и вчетвером начинают запись своего первого EP для Sub Pop. "1987's Screaming Life" (он стал проверкой оригинального контракта между "Soundgarden" и Sub Pop).EP был выпущен на 12-дюймовом виниле, а первые 600 копий - на оранжевом виниле. Sub Pop выпускает также сингл в поддержку EP ("Hunted Down" b/w "Nothing to Say"). Это продолжалось вплоть до 1988 года, когда вышел второй EP "Fopp". Он состоял из фанк-металлических композиций и включал в себя кавер-версию песни группы "The Ohio Players" (из их альбома 1976 года). Этот EP показал "Soundgarden" как нетривиальных исполнителей кавер-версий. Оба EP были выпущены 1990 году на Sub Pop на одном CD, который назывался "Screaming Life/Fopp". тем временем A&M Records предложили контракт ”Soundgarden”, но участники группы решили остаться на независимом лейбле SST(колыбели групп, играющих пост-панк), чтобы записать свой первый полноценный альбом ”Ultra Mega Ok”, который был номинирован на Grammy в 1988 году. Этот альбом включал в себя кавер-версию композиции John’ а Lennon’ а ”One Minute Of Silence”. В конце – концов A&M добились своего и контракт с этим лейблом был подписан музыкантами в этом же году.”Soundgarden” начинают свое сотрудничество с A&M. Они записывают альбом ”Louder Than Love” (первоначальное название звучало как ”Louder Than Fuck”) в декабре 1988 года. После выпуска альбома Yamamoto решает продолжить обучение и покидает группу. ”Soundgarden”, оказавшиеся в трудном положении (т.к. уже было подготовлено и разрекламировано их турне) , в срочном порядке начинают поиски бас-гитариста. Ben Shepherd был среди тех, кто пришел на прослушивание. И хотя музыкантам нравился его стиль игры, он не знал ни одной песни ”Soundgarden”. Jason Everman, который знал их, стал заменой Yamamoto.A&M стали проводить массированную раскрутку альбома. Она вылилась в организацию турне по США и Европе, включая очень успешные туры с ”Vovoid” и ”Faith No More”. Один из первых концертов был отснят на видео и вышел впоследствии под названием ”Louder Than Live” . Видеозапись показала безумную энергию концертного выступления группы и включила в себя исполнение таких композиций как ”Big Bottom” Spinal Tap и ”Earache My Eye” Cheech and Chong. A&M выпустило также CD под тем же названием, что и фильм, который содержал несколько отсутствующих в видеоварианте песен. Вскоре после тура Everman, (который как раз в это время был приглашен сессионным музыкантом в ”Nirvana” ) покинул группу. «Jason просто не хотел работать», - говорил Thayil.Как раз в это непростое время произошло трагическое событие,.. очень сильно повлиявшее на участников группы. Солист ”Mother Love Bone” Andy Wood, который был большим другом участников ”Soundgarden” и бывшим соседом Cornell’a по комнате, умер от передозировки. «Когда Andy умер», вспоминал Thayil, «я начал думать, что здесь нет никого, кто мог бы сравниться сним . И Chris тоже думал точно так же. Однажды, я помню мы пили и Chris сказал: «Я много думал о Ben’e и мне кажется, что в нем есть что-то от Andy». Мы ответили, что Ben– это тот человек, который индивидуален и существует в природе в единственном числе. И мы подумали, что Иисус посылает нам новый талант. Хорошо, давайте возьмем Ben’a. Вот так Shepherd стал членом ”Soundgarden” в 1990 году.Их первым совместным детищем стал подарочный сингл, выпущенный на Sub Pop, ”Room A Thousand Years Wide” b/w ”HIV Baby”. Сингл был выпущен ограниченным тиражом в количестве 5000 копий (первые 1500 – на виниле). Неудивительно, что запись была раскуплена очень быстро и послужила, кстати, неплохим вложением капитала (недавно несколько копий на виниле были проданы по 50$ за штуку).В память Andy Wood’a Chris написал несколько песен и договорился с Stone Grossard’ом, гитаристом ”Pearl Jam”, о сотрудничестве. Наряду с Stone’ом Chris поговорил об этом с Matt’ом Cameron’ом, Jeff’ом Ament’ом, Mike’ом McCready и Eddie Vedder’ом (также ”Pearl Jam”). Проект получил название ”Temple Of The Dog”. Их альбом был записан и выпущен в апреле 1991 года, на A&M Records.Помимо своего вклада в ”Temple Of the Dog” Matt Cameron сыграл на ударных на альбоме ”Ankey Low Day” группы ”Towe Dogs” , в состав которой входил авангардный джазовый саксофонист Amy Denio.Весной 1991 года группа начинает работу над своим следующим альбомом под руководством продюсера Terry Date’a. ”Badmotorfinger” был выпущен во второй половине года (см. пресс релиз/ биография A&M). Альбом включал а себя новую версию ”Room A Thousand Years Wide” и это позволило услышать ее широкой аудитории. Успех стал окончательным, когда ”Badmotorfinger” стал первым платиновым альбомом группы и был продан в количестве 1 миллиона экземпляров. Помимо треков, включенных в альбом, ”Soundgarden” записали несколько песен, которые туда не вошли. Одна из них, ”She’s The Politician”, была выпущена в конце 1991 года на гибком диске. Эти невключенные в альбом треки в конечном счете вошли в выпущенный ограниченным тиражом двойной альбом ”Motorfinger” в качестве дополнительного бонус-диска. Этот бонус диск под названием ”Satanoscillatemymetallicsonatas” (попробуйте прочесть наоборот – получиться тоже самое) или ”SOMMS”, включал в себя ”She’s The Politician”, а также концертную версию ”Slaves And Bulldozers”, кавер-версии ”Black Sabbath” ”Into The Void”, ”Devo’s”, ”Girl U Want” и”Rolling Stones” ”Stray Cat Blues”. В поддержку ”Badmotorfinger” ”Soundgarden” начинают подготовку турне. Его начало пришлось на конец 1991 года. Группа гастролирует совместно с ”Guns’ N ‘Roses” по городам США и Канады, а в феврале 1992 года турне продолжается совместно со ”Skid Row”. Затем последовал Европейский тур, где ”Soundgarden” выступают в качестве хэдлайнеров совместно с ”Monster Magnet” и ”Swervedriver”. В мае 1992 группа вновь выступает вместе с ”Guns’ N’ Roses”, а к июню того же года возвращается в Европу. ”Faith No More” также в это время находятся там. Когда ”Soundgarden” в июле 1992 года вернулись в США, их сразу же пригласили на сумасшедший летний фестиваль, который все знают и любят, - Lollapalooza! В конце лета тур Lollapalooza был закончен. В августе 1992 года ”Soundgarden” наконец то удаляются на отдых. К началу 1993 года отдых был закончен. В течении года участники ”Soundgarden” как совместно так и по отдельности участвовали в различных проектах. В начале 1993 года Ben и Matt, объединившись с несколькими своими приятелями и назвавшись ”Hater” , записали альбом, состоящий из 10 песен, который был выпущен в конечном счете на A&M Recordsв конце сентября 1993 года.Видеофильм ”Motorvision” был смонтирован и выпущен в начале 1993 года. Отснятый в течении 1991 – 1992 годов материал с концертных туров группы включал в себя как новые, так и старые композиции , исполненные в живую.Chris сотрудничал как автор песен с Alice’ом Cooper’ом, а Kim объединился с Jeff’ом Gilbert’ом, Bill’ом Rieflen’ом из ”Ministry” и Paul’ом Larken’ом из ”Below Sound” и ”Splinter Party” для проекта ”Dark Load” , компиляция композиций которого вышла под названием ”Smell The Fuzz” в 1996 году. ”Soundgarden” как группа пожертвовали несколько своих песен на благотворительность. Эти песни были включены в сборник ”No Alternative”, призванный помочь борьбе со СПИДом, и сборник ”Alternative NRG” , включающий в себя совместное исполнение композиции ”New Damage” с гитаристом ”Queen” Brian’ом May’ем.Они вернулись в студию для записи нового альбома. Названный ”Superunknown” , он включал в себя 15 новых песен ( 16 в международной версии) и был выпущен 8 марта 1994 года.Однако еще до выхода ”Superunknown” ребята отправляются в дорогу. 15 января 1994 года ”Soundgarden” играют свое первое выступление в Австралии. Они дают еще несколько концертов и до начала февраля пересекают океан с тм, чтобы 8 февраля 1994 года сыграть свой первый концерт в Японии. Группа отыграла 3 шоу в Японии и вернулась в Штаты. 8 марта 1994 года вышел ”Superunknown”. Сразу после релиза музыканты летят в Лондон , чтобы там начать массированный европейский тур. После этого тура, в конце апреля 1994 года, ”Soundgarden” возвращаются в США, чтобы начать первый этап своего североамериканского турне. Это первый этап, начался в мае. На разогреве у ”Soundgarden” были ребята из ”Ted And Eleven”. Концерты прошли через всю страну и закончились в начале июля, когда первый этап турне перешел во второй этап. Во второй половине этого раскаленного и потного летнего тура на разогреве играли ”The Reverend Horton Heat” и ”You Am I”. Второй этап проходил до середины августа и завершился в Seattle большим шоу с участием ”Screaming Trees”, ”Reverend” и ”You Am I”.После возвращения домой у Chris'a появились проблемы с голосом. Медицинское обследование показало, что Chris перенапряг свои голосовые связки. Врачи потребовали немедленного прекращения всякого голосового напряжения для скорейшего восстановления связок и предупреждения возможных осложнений. В связи с такой медицинской директивой группа была вынуждена отменить несколько европейских фестивалей и мелких выступлений. По этому поводу музыканты сделали заявление: «Мы хотели бы принести изменения всем нашим поклонникам, поблагодарить их за терпение и сказать, что нам очень важна ваша поддержка».Chris добавил: «Я всегда хочу дать максимум того, на что я способен всем фэнам ”Soundgareden” и моей группе. А иначе было бы несправедливо. очень серьезно отношусь к тому факту, что наши поклонники платят свои деньги, которые не всегда достаются легко, чтобы купить наши записи и посмотреть наши концерты. Они должны увидеть лучшее шоу, какое я могу им дать и я бы не хотел, чтобы кто-нибудь из них был разочарован моим выступлением.‘Soundgarden” одержали свою первую победу на церемонии ”MTV Video Music Awards” в номинации ”Best Heavy-Metal/ Hard Rock Video” за свое видео на песню ”Black Hole Sun” 8 сентября 1994 года Chris и Kim получили приз и объявили одну из номинаций. Несколько синглов в различных версиях были выпущены по всему миру. ”Spoonman”, ”The Day I Tried To Live”, ”My Wave” и ”Fell On Black Days” вышли на CD, некоторые их которых включали в себя различные бонус-треки (например ”Kyle Pretty, Son Of Richard”, который впоследствии был выпущен на сборнике ”Home Alive”) . Осенью 1995 года ”Soundgarden” возвращаются в Европу и концертируют с 23 августа по 9 сентября (эти концерты включили в себя крупные выступления на ”The Reading Festival” и ”The Pukkelpoopfestival”).21 ноября 1995 года ”Soundgarden” совершают свое первое путешествие в мир компьютерных развлечений, выпустив CD под названием ”Alive In The Superunknown”, который содержал 4 стандартных аудиотрека, а также дополнительную мультимедийную подборку.В марте 1996 года первый сингл с нового альбома ”Soundgarden” , который еще не был выпущен, появился в продаже. Он назывался ”Pretty Noose”. Художник - график Frank Kozik стал режиссером видеоклипа на эту композицию, который был отредактирован MTV из-за своего несоответствия их формату.14 мая 1996 года ”Soundgarden” выпускают ”Down The Upside”, свой новейший альбом, который дебютирует сразу на 2-м месте Billboard Top 200. В поддержку альбома группа выступает на фестивале Lollapalooza, с которого и начался их летний тур. Перед началом тура ”Soundgarden” играют свой первый за долгое время клубный концерт, который прошел в Seattle, в ”The Showbox”, пред аудиторией в количестве всего лишь 800 человек. Вскоре после возвращения группы с ”Lollapalooza” , был выпущен их второй сингл с альбома ”Down On The Upside”, ”Burden In My Hand”. После этого события музыканты отправляются в Европу, откуда вернулись в США осенью 1996 года с тем, чтобы начать выступления по стране (они закончились в Seattle, 18 декабря). Концертный тур по США сильно пострадал из-за проблем с голосом у Chris’a Cornell’a. Эти проблемы привели к отмене 2-х шоу и отложении на больший срок еще двух. Вскоре после зимних праздников ”Soundgarden” едут в Австралию и Новую Зеландию и играют 2 концерта на Гавайях 8 и 9 февраля 1997 года.Третьим синглом с ”Down On The Upside”, выпущенным во время тура по США, стал ”Blow Up The Outside World”. Видео на эту композицию вызвало разносторонние толки в Европе. Все закончилось запертом на показ клипа на MTV Europe в течение нескольких недель.После окончания летних выступлений группа объявила, что осенью 1997 года возвращается в студию. Chris с энтузиазмом говорил о начале студийной сессии, когда его интервьюировали перед церемонией вручения ”Grammy”, на которую была номинирована композиция ”Pretty Noose” (но увы, так и не получила ее). Kim принял участие в записи проекта ”Pigeonhed”. В марте Ben Shepherd объявил, что будет играть в побочном проекте ”Devilhead”; его первое выступление с этой группой состоялось 4 апреля 1997 года.9 апреля 1997 года ”Soundgarden” ошеломили музыкальный мир, объявив, что они перестают существовать как группа. Официальное заявление для печати гласило: «После 12 лет участники ”Soundgarden” хотят заявить о распаде группы. Музыканты расстаются добровольно и без взаимных претензий, сохраняя дружеские отношения. На этот момент не имеется никакой информации о планах на будущее кого-либо из членов группы".”».Последним синглом с "Down On The Upside" стал "Ty Cobb", вышедший только в Австралии. Он содержал в качестве B-side ремикс бывшего участника "Ministry" Bill'a Riefin'a на композицию "Rhinosaur". Вновь в апреле но только этом году группа собралась вместе, но к сожелению не для записи нового альбома, а для того чтобы почтить память еще одного музыканта который умер из-за наркотиков "король гранжа" Лайн Стели (Alice In Chains). www.scotch.narod.ru Участники CHRIS CORNELL-VOCAL,GUITAR KIM THAYIL-GUITAR BEN SHEPHERD-BASS MATT CAMERON-DRUMS Дискография 1988-ULTRAMEGA OK 1989-LOUDER THAN LOVE 1990-SCREAMING LIFE/FOPP 1991-BADMOTORFINGER 1994-SUPERUNKNOWN 1996-DOWN THE UPSIDE опять одни из моих любимцев воистину-одна из величайших групп 90х! и очень,очень многие современные рок музыканты сходятся в том,что именно soundgarden повлияли на их становление.и поспорить с этим очень трудно-вклад звукового сада в современную рок музыку переоценить очень трудно.не говоря уже о воздействии на умы простых людей,не имеющих прямого отношения к музыке. скажу сразу,для меня soundgarden появился уже после выхода badmotorfinger,и до сих пор я все таки считаю любимым их творчество как раз начиная с выхода этого альбома.не скажу,что я очень большой поклонник их раннего творчества,-первых 3х альбомов.но вот три последующих-одни из любимых мною вообще во всей рок музыке,вот уже лет 10 как.не могу четко сказать -какой самый любимый,примерно каждые полгода-год-новый фаворит-сейчас,наверное,-down the upside.по песням тоже трудно определиться-90% песен с этих 3х альбомов-и есть любимые. также являюсь большим поклонником temple of the dog с крисом корнеллом на вокале,а особенный восторг у меня до сих пор вызывает сольный альбом корнелла 1999 года-euphoria morning-это просто божественная музыка! для людей,которые хотят полностью окунуться в атмосферу soundgarden,помимо прослушивания альбомов конечно,настоятельно советую заценить их старинные видео-louder than live 1990 года и motorvision 1992 года-вот где истинный драйв и эмоции настоящей рок музыки!!и каков хорош там молодой корнелл! что касается деятельности музыкантов после распада коллектива,так гитарист тэил на время отошел от музыки,сосредоточившись на своей второй профессии-изучения и преподавания философии,также он выпусил пару книг,а временам собирается поджемовать со своими старыми друзьями,но без дальнейшего воплощения в альбом.басист шэппард занят в различных проектах,самый известный из них-hater.барабанщик кэмерон занят в pearl jam,а крис,после выхода сольника и борьбы с алкоголической зависмостью присоединился к суперпроекту audioslave,в который также входят музыканты известных rage against the machine.и этот проект я считаю достаточно логичным и весьма достойным продолжением творческого пути корнелла,-одного из лучших вокалистов на современной сцене.с audioslave он уже выпустил 2 альбома,скоро группа засядет за запись третьго. а в июне этого года я был счастливым свидетелем их живого выступления и когда музыканты играли outshined,spoonman,и особенно когда крис один,на акустике играл black hole sun,а все зрители в зале пели вместо него,я себя словил на том,что у меня скатились по щекам пару слез,и это были слезы счастья и радости,ведь я вживую увидел и услышал то,от чего фанатею уже 12 лет,на чем вырос и сформировался как человек и личность.и это не проявление сентиментальности,это реальный кайф,и я просто преклоняюсь перед soundgarden,которые заставляют так эмоционально переживать и через 10 лет и на другом конце планеты,да и через 20 лет и 30 будет также -я уверен! а вообще,почему то мне представляется это реальным,что когда нибудь музыканты звукого сада соберутся вновь вместе и тогда радость моя будет безмерна,а также радость десятков-сотен тысяч их преданных поклонников во всем мире. ведь никакого жесткого расхода и разлада между участниками группы не было,они просто устали друг от друга за 15 лет,и просто на какое то время отошли отдохнуть....:_) http://web.stargate.net/soundgarden/

Ответов - 155, стр: 1 2 3 4 All

mikey: слухами полнится мир

michel2: Прочитал на неформате альбома,который стал последним.в той жизни. и подумал а ведь правда, точнее и не скажешь 20 лет сегодня со дня выхода альбома,который стал последним.в той жизни.

AKyusser: Альбом великолепный. Столько с ним связано... "Burden in my hand" готов слушать постоянно.


mikeyII: michel2 пишет: альбома,который стал последним.в той жизни. а что - верно подмечено - в точку! ведь именно 96 год стал закатом в эпохе гранжа и альтернативного рока - нуметал уже полностью наступил ему на пятки. да и последние релизы значимых групп того времени датируются тем годом как раз - soundgarden, alice in chains, screaming trees, blind melon. а для pearl jam, kings x, tool, stone temple pilots - 96 год стал некоторым водоразделом в их дискографии - дальше пошло уже немного другое развитие... а еще буквально годик и отдадут концы последние из мастодонтов альтернативы начала 90х - faith no more, ugly kid joe, helmet, life of agony да и вообще 97-98 годы ознаменовались помимо смены муз стилей во главе эшелона рок музыки - пришли нуметал, бритпоп, калифорнийский панк, постгранж и др - так еще и появление интернета у все большего количества людей - а это совсем другая история, которая поменяла почти в ту пору и весь шоубизнес как таковой, и все сознание большинства меломанов.

michel2: Я бы сказал на пятки на тот момент наступил пока еще бритпоп и калифорнийский поп-панк, что было помнится куда приемлимей нуметала - казалось это почти то же самое, только более light беззаботное и не очень сильно уступающее в творческом плане , зато и не такое мрачное. но блин в то же время из музыки и даже культуры стало уходить что-то другое... серьезность какая-то в хорошем смысле, поиск - те гранжеры словно нащупали новую актуализацию забытых, зашедших в тупик хиповых и панковых чаяний предыдущих поколений, mikeyII пишет: 96 год стал некоторым водоразделом в их дискографии - дальше пошло уже немного другое развитие... Ну да - начали во многом шлифоваться какие-то эстетические арт аспекты, что характерно для времен с приставкой "пост" и то обаяние первичности, когда музыканты лицом к лицу с жизнью, а не со всякими стилевыми изысканиями, возможно последний раз на этом^ альбоме как раз и сквозило.

michel2: AKyusser пишет: "Burden in my hand" готов слушать постоянно Да она звучала как упрек какой-то более веселым и беззаботным бритпопам, которые вскоре сменила и вовсе полная хуита всяких лимбкинпарков. А потом появились планшеты и social media и музыки вообще словно больше нет ни плохой , ни хорошей - какой-нибудь филателией наверное больше молодежи интересуется, чем поп-рок музыкой. где-то слышал в Ирландии достаточно продать 2-3 сотни (!) альбомов в неделю чтобы войти в топ 10

mikeyII: все верно!

mikeyII: 02/09/16

michel2: michel2 пишет: где-то слышал в Ирландии достаточно продать 2-3 сотни (!) альбомов в неделю чтобы войти в топ 10 офтоп, но вот случайно наткнулся - мировые чарты с указанием колл-ва копий... http://digitalsalesdata.com/diydsd.php?Region=143503 - там страны менять можно, но картина везде впечатляет - Австрия, Бельгия, Франция...

mikeyII: эти количества в единицах или десятках/сотнях/тысячах? эти данные за месяц? это только в цифре купленные онлайн в оф магазах?

michel2: mikeyII пишет: эти количества в единицах или десятках/сотнях/тысячах? эти данные за месяц? в единицах... за день (24 часа) mikeyII пишет: это только в цифре купленные онлайн в оф магазах? думаю что цифровые но врядли на физ.носителях больше... в любом случае круто... А может и вообще все продажи (включая CD) - по обсуждению на форуме откуда взято я так понял

mikeyII: Ясно Хороший ресурс

mikeyII:

mikeyII:

ORION WARNING: одна из самых любимых

AKyusser: Мне показалось, что спето по-женски эмоционально, но потеряна холодная авторская рассудочность. Liizzy Hale хорошая певица, наверное, но до гениального Криса Корнелла ей далеко.

mikeyII: Ранее анонсированный документальный фильм о SOUNDGARDEN плавно трансформировался в документальную ленту о карьере вокалиста команды, CHRIS'e CORNELL'e. По словам Sam'a Dunn'a, занимавшегося съемками, все накрылось в последнюю минуту, так как далеко не все в группе хотели видеть эти съемки. В итоге они решили, пусть и пока не совсем официально, не выбрасывать наработки, а сделать документальную ленту о вокалисте команды, чья история не ограничивается одним SOUNDGARDEN, а включает в себя сотрудничество с AUDIOSLAVE и сольное творчество.

mikeyII:

sssnot: mikeyII пишет: сотрудничество с AUDIOSLAVE Какое-то не правильное выражение, Миша. Как будто АудиоСлэйв уже существовал, а Крис пришёл к ним посотрудничать.

mikeyII: в данном случае все написано правильно - сотрудничество - он со всеми так или иначе сотрудничал в разное время - soundgarden, temple of the dog, audioslave. почему нельзя так сказать? по мне так можно. а касательно audioslave - то вот туда как раз он именно пришел последним. его пригласили тогда, когда костяк группы - трио из рычагов уже около года нарабатывали материал и пробовали разных других вокалистов. поэтому он в каком-то роде - приглашенный музыкант в готовый проект.

mikeyII:

sssnot: Прослезился, хуле. А так-то Брюс добросовестно сделал всё.

AKyusser: Отличный трибьют. Всегда уважал Trouble и Брюса Фрэнклина.

mikeyII: 24 не самых известных факта о Soundgarden: 1) Вокальную партию на песне "Half" исполнил Бен Шепард. 2) Песни Soundgarden были выбраны в качестве саундтрека к играм Road Rash, GTA и Burnout Paradise. 3) Имя Криса Корнелла при рождении Christopher John Boyle. 4) Крис Корнелл был продюсером и бэк-вокалистом группы Screaming Trees в альбоме Uncle Anesthesia. 5) Крис исполнил эпизодическую роль в фильме Холостые мужчины и незамужние женщины (Одиночки) 6) Ким Тейл входит в сотню лучших гитаристов по версии журнала Rolling Stone 7) Полное имя Мета Каммерона - Matthew David Cameron. 8) Мет Камерон впервые получил известность снявшись в фильме "Attack of the Killer Tomatoes", спев в конце сексуальный гимн молодёжи, тем самым уничтожив кровожадные помидоры :) 9) Мет Каммерон занимает 34 место в рейтинге лучших ударников всех времён по версии русского журнала Classic Rock. 10) Крис страдает от сильной депрессии в юношеские годы, практически не выходя из дома и усиленно занимаясь игрой на барабанах и гитаре. 11) Новоиспечённый "Саундгарденовец" Крис Корнелл был принят как ударник и вокалист, но вскоре был заменён Скотом Сандквистом, так как не мог совмещать эти два занятия. 12) По версии Британской радиостанции PlanetRock Крис Корнелл занял 22 место в списке лучших вокалистов мира обогнав Brian Johnson (AC/DC), Ronnie James Dio (DIO, HEAVEN AND HELL) и Jim Morrison (THE DOORS). 13) Имя Бена Шепарда при рождении было Hunter Benedict Shepherd. 14) Ким Тейл занял 28 позицию лучших гитаристов мира по рейтингу Украинского сайта accords.com.ua. 15) Ронни Джеймс Дио признался что Spoonman одна из его самых любимых песен: «Я думаю, Крис Корнел — великий вокалист, все эти парни пишут так классно и всегда писали классно — я хотел сказать, что мне очень нравится, что он записал и с Audioslave, и все, что он записал после. Я думаю, это великолепная песня и очень необычная для альбома. Они писали такую разную музыку, на них влияли как парни от хард-рока, так и народ от хэви-металла». 16) Пятое место в списке самых любимых гитарных риффов Слеша занимает "The Day I Tried to Live" c альбома Superunknown. 17) Актёры Джош Бролин и Сэм Уортингтон относят Soundgarden к своим любимым исполнителям, а актриса Тейлор Момсен была вдохновлена творчеством группы на создание своего коллектива. 18) Крис Корнелл попал в серьёзную аварию на мотоцикле, когда врезавшись в грузовик, пролетел 20 метров по воздуху. Но уже через час был в студии и писал альбом Carry On. Кто знает, возможно поэтому он вышел такой печальный... 19) Клип на песню Black Hole Sun стал победителем в наминации "Best Metall Video" 1994 года! 20) Крис Корнелл имеет брата Peter Cornell который является гитаристом и вокалистом группы Black Market Radio. 21)Самый длинный концерт Soundgarden состоялся 1 июля 1994 г. в столице штата Миннесота - были сыграны почти весь альбом "Superunknown" (кроме Limo Wreck и 4th of July), практически половина Badmotorfinger (Rusty Cage, S&B, JCP, Searching, Face Pollution и Drawing Flies) и вдобавок Flower, Ugly Truth и на закуску Hands All Over 22) Тим Коммерфорд (басист RATM, Audioslave) о Бене Шепарде: "Мы хотим поработать над "Rusty Cage". Это одна из последних песен Soundgarden и она довольно сложная. Я могу слушать её миллион раз. Я люблю эту песню, но я никогда не пытался сесть и разобраться во всех нюансах (смеётся). Она пиздец какая сложная! Они использовали странные размеры и это звучит сверхъестественно. В Rage мы почти всегда играли в "зубодробительном роковом размере" 4/4 и теперь, когда мы пытаемся сыграть в других размерах, это не просто тяжело - это очень тяжело! (смеется). Бен потрясающий басист и его басовые партии - это скрытые, невидимые линии. Я разбираю партию из "Blow Up The Outside World". Невероятная партия! Цепляет не по-детски! Я сижу и просто слушаю её, она звучит как будто ниже радаров. В игре Бэна нет ничего похожего на Rage, он просто невероятный человек! (смеётся) Этот чувак - великий! Он играл пальцами, а когда играл живьем - вешал бас повыше, и ему нужно было просто вставить в свой бас джек - и тот оживал." 23) Изначальное название альбома Badmotorfinger было Total Fucking Buttwipe. 24) Вилочка на шее Криса. Вилочку можно наблюдать, в частности, в клипах Black Hole Sun и Spoonman, и на множестве фото- и видео-записей Криса. Такие вилочки делал вокалист Blind Melon Шеннон Хун, и дарил приятелям - их можно увидеть и на фото участников Blind Melon. По словам Криса, вскоре после смерти Хуна осенью 1995 года, он решил, что вилочка от одного умершего друга + кольцо от другого (Энди Вуда) - это перебор, и перестал носить и то и другое.

mikeyII: Автор: Стейси Андерсон / Перевод: Илья "TADGARDEN" Елин Оригинал: http://www.spin.com/articles/oral-history-soundgarden.. ДОБУДЬ СЕБЕ КОНТРОЛЬ: Устная история альбома SOUNDGARDEN "Superunknown" Создавая свой великолепный прорыв в сознание широких масс, завсегдатаи сиэттлского рока рыли землю носом и ломали копья, и в результате не только стали более мощной группой, но и записали в свой актив шедевр, перечеркивающий грандж. Где-то на пути между человеком, лупящим себя до крови ложками, и продюсером, срывающим дверь с петель, SOUNDGARDEN создали тот альбом, который они мечтали претворить в жизнь в течение девяти лет. Предыдущим альбомом группы — уже обожаемой на сиэтлской рок-сцене и пользующейся, наряду с их друзьями в Nirvana и Pearl Jam, всеми привилегиями славы, которой был окружен их родной город в начале 90-х — был вышедший в 1991 году "Badmotorfinger", который получил статус платинового и номинацию на премию Грэмми в категории "Лучшее металлическое исполнение". Они принимали участие во взлете лейбла Sub Pop, ездили в турне с Guns N' Roses, и господствовали на главной сцене фестиваля Lollapalooza. И все же участники группы, столь сильно идентифицируемой с "мускулистым", молотящим хард-роком, считали себя способными на более насыщенную поп-мелодичность, на более утонченные гимны. К лету 1993 года, вокалист и гитарист Крис Корнелл, давний приверженец музыки The Beatles и Pink Floyd, и бас-гитарист Бен Шеперд, с его неудержимой склонностью к экспериментам со строем и динамикой, приступили к созданию песен, никак не вяжущихся с ожиданиями металлистов. Для реализации своих замыслов они обратились к услугам продюсера Майкла Бейнхорна, в послужном списке которого уже имелись релизы Red Hot Chili Peppers и Soul Asylum. События тех шести месяцев, которые ушли на запись, обработку и сведение альбома "Superunknown", не очень-то соответствовали представлениям о совершенстве. Группа постоянно конфликтовала с Бейнхорном, чья установка на методичный и монотонный труд шла вразрез с привычным для них интуитивным подходом к студийной работе, и у всех начали появляться сомнения в результате. Оправдание всему этому пришло потом, да еще какое — вездесущий радио-хит "Black Hole Sun", две премии Грэмми, и неувядающая карьера, которую группа обеспечила себе в результате успеха альбома. Более того, этот альбом искусно опроверг любые представления о SOUNDGARDEN как о примитивных "металлюгах": начиная с бурлящих сёрф-поп-гитар в "My Wave"; продолжая зловещими и приводящими в замешательство драматическими вокальными нотками Корнелла на "Mailman" и норовистой, блюзовой поступью "Limo Wreck"; и заканчивая эксцентричной бесстрастностью и ловким психоделик-попом "Black Hole Sun" — причудливые крайности альбома "Superunknown" стали залогом его успеха. Здесь, спустя 20 лет после выхода альбома, о его создании рассказывают те, кто при этом присутствовал, а в одном из эпизодов появляется Билл Най - Ученый-всезнай, потому что в Сиэтле в ту пору творились странные вещи... Крис Корнелл, вокалист/гитарист: "Наша группа была основана в 1984 году, поэтому "Superunknown" я рассматриваю как в некотором роде поздний этап, на котором мы на самом деле как будто бы заново изобретали самих себя, и раздвигали рамки того, что мы делаем, используя более широкий творческий подход к записи альбома". Джек Эндино, продюсер дебютного мини-альбома SOUNDGARDEN "Screaming Life" (1987): "SOUNDGARDEN с самого начала были по-настоящему хорошей группой, так же, как и Nirvana. Задача продюсера была в том, чтобы не напортить". Тад Дойл, вокалист/гитарист группы TAD: "Все обожали SOUNDGARDEN, они были кумирами всего города. Они были первой группой, которой удалось издать что-то на крупном лейбле". Майкл Бейнхорн, со-продюсер альбома "Superunknown": "В те времена просто появлялось ощущение по поводу тех или иных музыкантов; было известно, какова будет судьба их следующего альбома, еще до того, как он был записан. Применительно к SOUNDGARDEN это звучало примерно так: если им удастся записать очень хороший следующий альбом, их карьеру можно будет считать состоявшейся". Адам Каспер, ассистент звукоинженера на записи "Superunknown": "Они уже успели выпустить пару хороших альбомов, так что им явно пора было подниматься на самую вершину. Крис был на пике формы как автор песен и вокалист. Кроме того, он сам себя заставляет трудиться изо всех сил". Крис Корнелл: "Я очень гордился принадлежностью к музыкальной сцене, изменявшей облик коммерческой музыки и рок-музыки на международном уровне, но при этом я также ощущал, что SOUNDGARDEN — как и тем другим группам из Сиэтла — необходимо доказать, что мы заслуживаем места на международной сцене и не являемся лишь частью какого-то модного веяния, основанного на географической принадлежности. Я знал, что мы обладаем способностью сделать это, и я также понимал, насколько важна своевременность. Это было правильное время. Там слились воедино потрясающие моменты вдохновения, и огромный стресс, и тяжкий труд, и настоящее изнурительное напряжение без единой передышки". Джефф Эймент, бас-гитарист Pearl Jam: "Мы ездили с ними в турне в год, предшествовавший записи "Superunknown", и выступления на фестивале Lollapalooza запомнились мне как потрясающие. Все мы очень много выступали: мы в поддержку альбома "Ten", они в поддержку "Badmotofinger". С учетом того, что Lollapalooza была для нас завершением некоего цикла, было просто клёво тусоваться с друзьями. Они были сбоку от сцены, когда мы выступали, а мы были сбоку, когда выступали они — это одно из моих любимых концертных воспоминаний". Майкл Бейнхорн: "У меня создалось впечатление, что они уже, в общем-то, решили, с каким продюсером они собираются работать — очень может быть, что это был Рик Рубин — но меня в некотором роде подталкивали к тому, чтобы все же провести с ними встречу, и я сказал "ладно, хорошо". Мы провели встречу и каким-то образом нашли общий язык". Адам Каспер: "Я был фактически основным звукоинженером, работавшим в студии Bad Animals, на тот момент новой и оборудованной по последнему слову техники. Эта студия входила в число тех, где записывалась немалая часть местного Sub Pop-овского рока. Я был знаком с некоторыми из участников SOUNDGARDEN, и когда узнал, что они работают с Бейнхорном, я уже на ранней стадии связался с ним и сказал "Алло". Просто отрекомендовался и выразил энтузиазм по поводу работы над этой пластинкой". Майкл Бейнхорн: "Я намеревался использовать любую доступную возможность для создания самой лучшей, самой интересной и самой приковывающей внимание записи, какую мы в принципе могли создать - я приступил к работе с этой целью. Думаю, что лишнего давления было немало, поскольку я очень четко разъяснил им свое отношение к проекту, и свое мнение о том, насколько этот альбом важен для них. Я хочу сказать, что я даже не задумывался об отдаленных последствиях или о чем-то подобном, хотя такого рода вещи также имеют очень и очень большое значение". Тад Дойл: "Для меня SOUNDGARDEN всегда были новаторами, постоянно расширяющими горизонты в той области, в которой они работают. В особенности с тех пор, как Бен Шеперд стал участником группы. Этот парень сам по себе потрясающий автор песен, так что когда они начали работать вместе, это было нечто особенное". Ким Тайил, ведущий гитарист: "У SOUNDGARDEN нет какого-то единственного рулевого. Если бы он был, было бы гораздо легче управлять чем-то в рамках одной тематики или определить конкретный вектор, в зависимости от которого колебался бы наш импульс или наше направление. У нас все четверо создают материал и обеспечивают критику материала, поэтому процесс очень динамичный". Джек Эндино: "В составе произошли некоторые изменения. В группе появился Бен Шеперд, и его участие в создании песен и творческий вклад к тому моменту уже практически стали неотъемлемыми. Крис Корнелл начал писать больше музыки. В старые времена, многие песни были написаны Кимом Тайилом и Хиро Ямамото [бас-гитаристом первого состава группы]. Бен Шеперд: "Когда я присоединился к группе, я начал вводить необычные варианты гитарного строя. Все начали подстраиваться под это, и свои песни тоже писать под необычный гитарный строй. Они все настолько умные и творческие, что сразу подхватывали это — весь смысл того, чтобы быть вместе в группе, как раз в этом и заключается". Джефф Эймент: "На "Badmotorfinger" уже можно различить, что Крис начал расширять свой диапазон как автор песен. Думаю, что и на "Temple of the Dog" тоже возникало ощущение, что он может двигаться во множестве различных направлений, и не собирается оставаться в рамках тяжелого рока с необычными ритмическими рисунками. В нем был элемент поп-музыки, и в то же время в нем было что-то вроде эксцентричной мелодики Сида Бэрретта. А когда Мэтт [Кэмерон, барабанщик] и Бен привнесли в альбом свое влияние, это придало ему еще более широкий разброс". Бен Шеперд: "Это одна из тех пластинок, для которых каждый из нас фактически приносил уже завершенные песни. Ну то есть мы не джемовали для сведения конструкций воедино". Крис Корнелл: "Head Down" была полноценной демо-записью, которую Бен дал мне послушать, с его вокалом. Она была очень похожа на ту запись, которая в итоге вошла в альбом. Это был потрясающий момент, потому что как раз в такие моменты у меня возникало особое ощущение — ощущение, что именно такие чувства, наверное, испытывали участники The Beatles, когда кто-то из других членов группы просто приходит и приносит подобную песню. Она уже совершенно готова, не требует от тебя никаких усилий, и ты уже понимаешь, что она станет одной из лучших вещей на альбоме". Ким Тайил: "У Криса был четырехдорожечник — а может, он уже перешел к тому времени на восьмидорожечник — так что он записывал вокал и гитары, а потом давал нам прослушать результаты, чтобы оценить нашу реакцию. Был написанный им материал, на который мы реагировали с гораздо меньшим энтузиазмом, чем, скажем, на "Let Me Drown" или "Black Hole Sun". Майкл Бейнхорн: "На момент начала работы, я не уверен, что их намерения совпадали с моими. То есть я ни на секунду не допускаю мысли, будто у них не было желания записать прекрасный альбом — но они, кажется, не собирались посвятить этому столько же времени и усилий, сколько я". Адам Каспер: "Бейнхорн позаботился о доставке кучи оборудования, так что у нас было несколько барабанных установок, различные виды микрофонов. Это был самый крупный комплект оборудования, который я когда-либо собирал, или вообще видел своими глазами. Я помню, что нам потребовалось два или три дня, чтобы определиться, какой тип ленты мы будем использовать, какую мощность будем на нее подавать, как выровнять аппараты — буквально с таких моментов начиналась работа. На динамик ставилось несколько дюжин микрофонов в попытке найти рабочий вариант. Всё это было инициативой Бейнхорна. Мы привыкли работать гораздо быстрее, так что в этом был интерес". Ким Тайил: "Помню, что проводил много времени внутри студии, пока снаружи стояли тёплые летние деньки — что в Сиэттле вообще-то редкость". Майкл Бейнхорн: "Самой первой вещью, которую мы записали, была "Kickstand". Это уже после того, как мы потратили от пяти дней до недели на то, чтобы добиться нужного мне звука барабанов. Могу сказать, что Мэтт сделал от 15 до 20 с лишним прогонов, а это довольно много для записи одной песни". Джефф Эймент: "Kickstand" — песня, которая мне очень, очень нравится. Наверное, из-за того, что это песня, которую он написал о свом велике, а мои отношения с Крисом навсегда связаны с совместным катанием на велосипедах. Эта песня действительно вызывает во мне какой-то отклик на личном уровне". Крис Корнелл: "Мне она тоже напоминает о том периоде. После смерти Энди [Вуда, эксцентричного вокалиста глэм-рокеров Mother Love Bone, существовавших в период между Green River и Pearl Jam], мы с Джеффом провели много времени, катаясь по сиэтлским холмам на горных велосипедах и беседуя. Это одно из моих лучших воспоминаний о тех временах, по правде говоря". Джефф Эймент: "Я ближе всего познакомился с Крисом уже после смерти Энди. Мы тусовались вдвоем где-то два раза в неделю, катались на велосипедах, как правило по ночам, в крупных парках Сиэтла. Заканчивалось это обычно костром на пляже и бутылкой чего-нибудь. В чем-то это было с нашей стороны попыткой осмыслить смерть Энди. Это помогло нам справиться с утратой, и это было полезнее, чем пойти в бар или просто остаться дома наедине со своим горем". Крис Корнелл: "История моего развития как вокалиста, пожалуй, всегда была ближе к подходу Дэвида Боуи, чем, например, к подходу AC/DC. Я никогда не относил себя к тем певцам, которые стараются создать образ и затем следовать ему. В детстве я был из той породы коллекционеров пластинок и слушателей, которые сидят в комнате и прослушивают всю дискографию The Beatles в одиночестве, снова и снова, много раз. Думаю, что это повлияло на мой подход к вокалу, потому что в этой группе было четверо вокалистов, и я никогда не знал, кто поёт на какой песне. Я был пацаном, и это не имело для меня значения. Я считал, что такой должна быть рок-музыка, и такой должна быть запись альбома: что петь надо в том стиле и в той манере, каких требует конкретная песня. В этом отношении "Superunknown" является отличным примером. К каждой из песен я подходил с той стороны, которая казалась мне наиболее естественной для нее. Человек, поющий эту песню — кто он такой? О чём он поёт? Как он должен звучать? Таков был мой подход, и нередко это было для меня наиболее трудной частью всего процесса: поиск нужного голоса, который был бы наиболее естественным для данной песни". Адам Каспер: "Запись вокала была во многом трудной задачей. Крис поёт во всю мощь своего голоса на некоторых песнях, и одна из трудностей была в том, чтобы уровень громкости микса в наушниках превышал его внутренний уровень громкости. Когда поёшь и кричишь, то слышишь самого себя, но надо за всем этим слышать музыку, а она очень громкая, и получается "заводка". Ложечник Артис, музыкант, игравший на песне "Spoonman": "Когда они играли в Сиэтле, все были в восторге, но я с ними особенно знаком не был. Я был знаком, и до сих пор знаком, с сестрой Бена. Я постоянно выступал на улице — я был заметным персонажем — и помню, что видел Кима. Ким заметный персонаж настолько, насколько это вообще возможно, если ты с ним не знаком". Крис Корнелл: "Песня "Spoonman" была написана вовсе не для того или иного альбома, а просто ради развлечения. Группа услышала демо-запись, которую я сделал дома, и кто-то из них — наверное, Ким — обратился ко мне и к остальным, и сказал: "а на самом деле будет прикольно, если мы сделаем эту песню". На демо были только акустические гитары, и не было барабанов — только стук по кастрюлям и сковородкам". Бен Шеперд: "Это была заводная вещь, из того большого сет-листа, который был у персонажа Мэтта Диллона [в фильме "Singles" 1992 г., реж. Кэмерон Кроу], когда они распались. Сначала Джефф Эймент написал выдуманные названия песен для группы. Потом на съемочной площадке оказался Крис, поскольку он принимает участие в фильме, и в подарок Кэмерону он решил написать песни под каждое из название в списке. "Spoonman" было одним из этих названий". Ложечник Артис: "Меня пригласили выступить в антракте между The Melvins и ними в довольно-таки престижном заведении в Сиэтле. Когда я был там, за сценой была тогдашняя жена Криса, менеджер группы — она рассказала мне, что Крис готовит песню под названием "Spoonman", и предложила мне сделать запись для нее, когда она будет готова. Я ответил "да, конечно, без проблем". Майкл Бейнхорн: "В общем, появился Артис, а он ненормальный, типа уличный музыкант. Можно сказать, бомж, или вроде того. И он появился с таким свертком, который он разворачивал перед собой, а в свертке полно ложек и металлических принадлежностей и тому подобного. Я в этот момент уже думаю — "О Господи, что за чертовщина сейчас начнется?". Он снимает с себя майку, и выдает: "Надеюсь, кто-то успел включить видеокамеру, так как вам понадобятся эти кадры". Мы включаем музыку, и он начинает хватать эти инструменты и со всей дури лупить себя ими. Это были не какие-то лёгенькие шлепки; а некоторые из этих металлических штук довольно крупные и жёсткие. Очень скоро во все стороны начинают лететь капли крови. На самом деле, это было довольно завораживающее зрелище, он был почти как танцор, в его движениях была плавность и грациозность. И знаете что, он очень талантливо играл на этих инструментах, и при этом всё происходящее было невероятно брутальным. Мы сделали, кажется, пять или шесть прогонов с ним, и к концу он был просто избит в кровь и вымотан. Это было по-настоящему невероятно. Я хочу сказать, что он действительно художник, в определенном смысле слова. Это был один из тех моментов, которые я не забуду до конца своей жизни. Я бы хотел, чтобы все могли видеть то, что он делал". Ложечник Артис: "Вероятно, я использовал одну нижнюю ложку, наверное две верхние, еще мою обычную пару палочек, на которых я всегда играю, и лопатку для тортов. Этот колокольный звук, в инструментале — это лопатка для тортов. В общем, я играл максимум на восьми или девяти ложках, из двадцати с лишним, которые я ношу с собой. Может быть я еще и на деревянной ложке играл, уже не помню". Адам Каспер: "Я был удивлен, когда эта песня была назначена первым синглом. Я слышал, что когда она вышла, Артиса эта вещь не впечатлила, а скорее разочаровала. Он считал, что туда можно было добавить побольше ложек, и что её надо было сделать погромче". Ложечник Артис: "Когда я услышал ее впервые, я подумал — "Эй, это же шутка, верно? Не надо, не надо лезть в эту тему". Вот это вот "Спаси меня" — это что такое? Мне это нафиг не надо. Господи, ну это же ни в какие ворота не лезет. Нельзя просто подойти к человеку и сказать "Спаси меня". Просто вот так подойти к своему любимому генералу, или священнику, или рок-звезде. Это же просто дико". Майкл Бейнхорн: "Забавно, что мне эта песня не очень-то и нравилась. Я просто думал про себя — "Что там такого?". А потом, когда песня вышла, народ стал сходить с ума. Всегда занятно думать, что у тебя может быть слепое пятно там, где другие что-то видят. Каждый день узнаешь что-то новое". Ложечник Артис: "Когда я действительно был, в общем-то, разочарован — так это когда они получили премию "Грэмми". Там поднимаются на сцену и благодарят всех продюсеров — известно, что так положено делать. А вот меня не поблагодарили. Вроде там было видно, как я играю, на большом экране сзади, а у них времени не хватило. Вот лично для меня это был грустный момент". Бен Шеперд: "Это настоящий облом, потому что Артис должен был тоже получить "Грэмми", и мне тоже не удалось поговорить в микрофон, и поблагодарить мою маму и всех остальных. Никто его не упомянул, и статуэтку он не получил. Я по-прежнему сожалею об этом, и по-прежнему хочу, чтобы для него изготовили статуэтку. Его именем названа эта чёртова песня, и к тому же, он на ней играет. Это было бы только честно". Майкл Бейнхорн: "Я даже и не знал, что мы были номинированы на "Грэмми", пока кто-то не послал мне это... что там у них? Это не памятный знак, это какая-то бумага. Премия была в категории, в которой продюсеру премия не полагается ['Лучшее металлическое исполнение']". Ложечник Артис: "И всё-таки, у кого еще есть награждённая премией "Грэмми", мультиплатиновая песня в его честь? Тут сочетаются и ответственность, и простая радость, и лесть, и честь. Не знаю, стоит ли использовать слово "честь", но это честь для меня. Боже мой, я ведь всю жизнь мечтал стать рок-звездой. Люди смеялись надо мной; в детстве у меня не было никаких музыкальных товарищей. Я просто стучал по своим бонго или подпевал Элвису в своей спальне, каждый день на протяжении многих часов — мне просто это нравилось". Крис Корнелл: "Black Hole Sun" была написана в машине, когда я возвращался домой из студии однажды ночью. Практически всё то, что вы слышите, я написал мысленно". Майкл Бейнхорн: "Это одна из лучших музыкальных пьес, над которыми мне когда-либо доводилось работать. Это прелестная, прелестная песня. Я помню, как получил её демо-версию. Она вызвала у меня мгновенную физическую реакцию, это было как удар. Мне показалось, что на меня свалился целый дом. Я подумал про себя — "Человек на моём месте ждет вещь такого рода годы напролёт, пока она просто не свалится ему прямо в руки". Крис Корнелл: "Когда я пою эту песню, в ней есть элементы The Beatles, и что-то от Led Zeppelin, и еще немного от Pink Floyd эпохи Сида Бэрретта. The Beatles — это такая группа, что если я работаю над аранжировкой песни, или у меня появляется замысел какой-то песни, и там возникает что-то, напоминающее The Beatles — я никогда не избегаю этого. Я всегда стремлюсь идти именно в этом направлении". Бен Шеперд: "Я помню, что услышал её, и сказал — "Вот это песня! Теперь мы беремся за дело всерьез. Теперь у нас есть песни, которые мы будем готовить для этого альбома". Способность Криса писать песни была просто колоссальной". Майкл Бейнхорн: "Поскольку Крис сделал очень, очень хорошие демо-записи всех своих песен, он дал нам в руки чёткий план действий. С точки зрения аранжировок, мы сделали ничтожное число изменений". Ким Тайил: "У меня были трудности с некоторыми частями "Black Hole Sun", особенно с этими маленькими изящными элементами из "ломаных" аккордов в начале, теми гитарными партиями, что слегка напоминают фортепьянные. С точки зрения стиля, я никак не мог найти общий язык с этой партией. Как она должна звучать? Как будто балерина в пачке прошлась на пуантах под фортепьяно? И вот я сыграл это на гитаре. Это было совсем не в моем стиле. Сейчас, разумеется, я играю это с огромным удовольствием". Майкл Бейнхорн: "После того, как Крис спел её впервые, он повернулся ко мне, прослушав песню после того, как трудился над ней целый день, и сказал: "Это не годится". То есть, сказать такое музыканту — это само по себе тяжело, но когда музыкант говорит тебе это сам про свой труд, ты думаешь про себя: "Я обожаю этого парня. Это потрясающе". Я ответил ему: "Хорошо чувак, я тебя полностью поддерживаю, делай так, как считаешь нужным". Спустя неделю он вернулся, зашел в студию и спел то, что вы слышите". Крис Корнелл: "С точки зрения текста, это не походило на вещь, с которой можно запросто выстроить ассоциации. На мой взгляд, это было очень похоже на поток сознания. Я не занимался редактированием этой песни. Она такая, какой получилась, и все тут. Ощущения были правильные, и я "отпустил" ее. Но песня очень эзотерическая, и если говорить о том, как ей удалось стать международным хитом, то единственное объяснение этому, на мой взгляд — возможность пропеть строчки припева. Быть может, когда не думаешь слишком много над чем-то, или даже вообще не думаешь, а просто позволяешь творчеству идти своим чередом — быть может это затрагивает какую-то струну в людях, потому что это не замутнено аналитическим умом". Бен Шеперд: "Она немедленно напомнила мне о Стиви Уандере, которого я очень люблю. В том смысле, что вот теперь мы по-настоящему разнообразны, теперь мы по-настоящему раздвигаем рамки наших возможностей и стилей. Мы уже не просто очередная долбаная грандж-банда". Крис Корнелл: "Одна из причин, почему на альбоме "Superunknown" так много песен — наше нежелание пререкаться на тему того, что вырезать, потому что вовсе не факт, что наши мнения совпадали. Так что мы оставили на нем все, и это был максимальный объем времени, какой на тот момент можно было поместить на компакт-диск. После этого, нам было, в сущности, все равно, какие песни станут синглами". Ким Тайил: "Мы не предполагали, что это приведет к глобальным изменениям, но у нас было достаточно сильное ощущение, что это будет успешная песня. Помнится, мы слушали демо-кассету песен, написанных для альбома "Nevermind", которую нам дали ребята — и сразу же мы услышали "Smells Like Teen Spirit" и Бен сказал: "Боже мой, это будет их главный хит! Это будет колоссально!". А когда у нас были демо-записи части материала для "Superunknown", то Хиро Ямамото, наш басист-основатель, заглянул в студию навестить нас и услышал "Black Hole Sun". Он сказал: "Боже мой, парни, это будет ваш главный хит!". Крис Корнелл: "Единственный момент, когда возник вопрос по поводу синглов, был после "Black Hole Sun", когда лэйбл хотел выпустить в качестве третьего сингла "Fell on Black Days". "Black Hole Sun" стал вторым синглом из-за того, что радиостанции начали его крутить, и это было нормально — но идея того, что третьим синглом будет "Fell on Black Days", нам казалась ошибочной, потому что у нас появилось множество новых фэнов, и мы не хотели создавать у людей ложное впечатление о том, как звучит альбом, и о том, какой группой мы являемся. С нашей точки зрения, последнее, чего мы хотели — это чтобы куча людей купила альбом, и он им не понравился. Лэйбл предупредил нас, что если мы не выберем эту вещь в качестве сингла, то перестанем набирать популярность на радио, перестанем набирать высоту в чартах, продажи альбома начнут снижаться, и в итоге, срок жизни альбома будет короче. Мы все же настояли на своем, третьим синглом стала "My Wave", и все, о чем нас предупреждали, действительно случилось [*смеется*]. Но мы не создали у людей ложное впечатление, и это для нас было очень важно". Джек Эндино: "Когда работаешь с SOUNDGARDEN, на этой кухне каждый — шеф-повар, потому что дураков среди них нет, и у всех очень хорошие уши. Они понимают технологию, им не запудришь мозги ерундой. Я хочу сказать, они умные ребята". Майкл Бейнхорн: "Я полностью убежден, что эти парни рассматривали процесс создания альбома под совершенно иным углом зрения, нежели я. И думаю, что это вызывало множество трений. Это, и еще то обстоятельство, что эти парни не всегда так хорошо ладили и между собой. Там было много столкновений лбами". Джек Эндино: "Рассказы о том, как он сталкивался лбами с парнями из SOUNDGARDEN, кажутся мне забавными, потому что за эти годы я постоянно слышал разные намеки на эту тему. Я обычно слегка закатываю глаза и поддакиваю". Майкл Бейнхорн: "Я сказал им, что на мой взгляд, им действительно нужно работать усерднее и писать более хорошие песни, за неимением более удачного слова. Ну то есть для того, чтобы сделать такой альбом, какой им необходимо было сделать. Уже с этого момента, как я думаю, возникла некоторая напряженность в отношениях. Просто я, видите ли, был очень решительно настроен на этот счет: имеется громадный потенциал для того, чтобы создать прекрасный, прекрасный альбом. Если мы сможем хоть чуть-чуть использовать этот потенциал, это будет великолепный альбом". Крис Корнелл: "На мой взгляд, если были какие-то трения, они по большей части были связаны с продюсером. В любом случае мы никогда не были группой, у которой есть особая потребность в продюсере. Мы всегда были в состоянии сами записать свой альбом, а продюсеры зачастую торчали там только ради того, чтобы фирма звукозаписи испытывала уверенность в том, что их инвестиции не будут так или иначе профуканы" [*смеется*]. Майкл Бейнхорн: "По той или иной причине, Крис, как я понимаю, ощущал очень сильный дискомфорт, если я или кто-либо другой начинал критически разбирать его вокальные партии. Поэтому мы создали для него обстановку, позволявшую ему реально записать весь свой вокал самостоятельно". Крис Корнелл: "Во время записи "Superunknown" было, как мне кажется, больше трений, чем на других альбомах — по той причине, что был новый человек, с которым мы до этого никогда не работали. Он был очень заинтересован в том, чтобы на каждом шагу заново изобретать колесо, а когда ничего не выходило — то есть практически всегда — мы просто отбирали альбом у него из рук". Адам Каспер: "Мне кажется, что каждый отдельный музыкант — особенно Мэтт и Крис, с самого начала — начал сам принимать решения о том, какой дубль, по его мнению, стоит оставить. Мэтт вообще не привык делать 49 дублей одного и того же, а Майкл склонен пытаться выжать такое количество. Мэтт всегда ориентировался на два или три дубля". Бен Шеперд: "Я помню, что Бейнхорн все время с чем-то встревал через микрофон обратной связи, а мы тут же начинали запевать "Кумбая". Как только он пытался нам что-то сказать, мы начинали играть или петь "Кумбая". {прим. пер.: в американской культуре это символизирует видимость согласия между людьми, когда на самом деле между ними царит антагонизм} Адам Каспер: "Дверь в операторскую, здоровенная, звуконепроницаемая дверь, была сорвана с петель Бейнхорном. Это даже была не столько силы порыва его злости, сколько сам размер этой огроменной двери — когда он начал хлопать ею в припадке раздражения, она просто отлетела напрочь. Потом мы стали заниматься тем же самым на записи следующего альбома, и Ким сказал: "Не возьму в толк, как он ее тогда сорвал в одиночку". Это был комичный эпизод". Майкл Бейнхорн: "В длительной перспективе, конечно, возникало впечатление, что в какой-то момент наши пути разойдутся, поскольку все происходящее становилось совершенно невозможным. "Он хочет делать одно, а мы другое". Были определенные моменты, когда я мысленно говорил что-то вроде "Нда, ничем хорошим эта история не закончится". Ким Тайил: "Но до драки дело в итоге не дошло".

mikeyII: Крис Корнелл: "Это заставило нас перестать полагаться на кого-то другого, еще сильнее сплотиться как группу, и взять на себя ответственность за то, чем мы там занимались. В некотором смысле это, возможно, одна из характерных черт Бейнхорна как продюсера, поскольку он несомненно приложил руку ко множеству альбомов, которые я считал превосходными. По этой причине я думал, что он будет идеальным выбором — и очевидно, что "Superunknown" получился превосходным альбомом — но как мне кажется, это в большей степени связано с тем, что у нас был такой необходимый противник в студии, который сплотил нас как группу". Бен Шеперд: "Мы всегда были такими. Мы всегда так себя вели, когда были вместе. В общем, ты либо с нами, либо нет. И если ты не в группе, то мы попросту ответим тебе отказом". Крис Корнелл: "Справедливости ради, я считаю, что у SOUNDGARDEN с самого первого дня был менталитет "мы против всех" — не то чтобы именно Майкл вызвал у нас такую реакцию. Все всегда ее вызывали. И пожалуй, вызывают до сих пор". Ким Тайил: "Была такая метафора, которую придумал то ли Бен, то ли Крис: пальцев на руке пять, и мы хорошо действуем в виде сжатого кулака. Это неплохая метафора, если речь идет о хард-роке". Майкл Бейнхорн: "Я не могу так уж сильно ставить это им в вину. Я понимаю, что заставляет человека принимать близко к сердцу то, чем он занят, и понимаю нежелание, чтобы кто-то приходил и давал ему указания, как надо делать. В то же время, для человека на моем месте это тяжело, ведь хочется делать свою работу. Не хочется просто поддакивать до упора людям, с которыми ты работаешь, и создавать у них хорошее ощущение от своей работы — первое время это вызывает удовлетворение, но в долгосрочной перспективе, таким образом не удастся создать ничего, что имело бы для кого-то значение". Адам Каспер: "У всех были моменты упадка духа, включая Бейнхорна. У всех нас они были. Мы полгода были заперты в одном помещении. Но я также хочу сказать, что у нас было много веселых моментов и смеха. Это был эмоциональный опыт — проводить целый день с шестью, семью, восемью чуваками и высокой громкостью в наушниках (которая после 12 часов подряд уже сильно действует на нервы), в попытке по-настоящему раздвинуть привычные рамки". Ким Тайил: "Я помню что Джош Хомми заходил, и помню, что Билли Корган заходил. Pearl Jam все время тусовались. Помню, как Джош Хомми ужасно хотел поиграть в настольный теннис, а мы с Адамом Каспером как раз до отвала наелись индийской еды. Из-за этого мы были несколько заторможенными и раздутыми, а он такой — "Народ, играем в настольный теннис!". Я ответил ему, что если я и буду играть в настольный теннис, мне нужен противник, который будет таким же заторможенным и раздутым. Мне запомнился этот разговор: "Ну давайте сыграем, народ!" — а я в ответ: "Чувак, да я с места сдвинуться не могу". Адам Каспер: "Корган был в городе, и с их концертным автобусом что-то случилось. Из-за бури они не могли добраться сюда из Портленда, поэтому они собирались одолжить у нас часть нашего оборудования, и он просто сидел и наблюдал, чем мы занимаемся. Другие люди тоже заглядывали. Чуваки из Nirvana заглядывали. Помню что The Breeders много тусовались там. Джонни Кэш был довольно-таки потрясающим. Он провел там некоторое время — тогда готовился трибьют Вилли Нельсону, поэтому он был в Сиэттле и просто тусовался в студии. Много народу просто заходило потусоваться и расслабиться". Ким Тайил: "У нас там сзади стояла игровая приставка PlayStation. Помню Криса играющим в какие-то гонки и иногда в Doom. Я помню, что как-то просидел там чуть ли не два часа, глядя как Крис играет в Doom. Я был совершенно поглощен графикой и ходом игры — и у меня началось прямо головокружение, потому что если ты смотришь на видеоигру, а не играешь в нее, это сродни ощущениям пассажира во все ускоряющемся автомобиле. Вот это помню, что я ем сэндвичи и смотрю, как Крис играет в Doom". Майкл Бейнхорн: "У меня есть несколько отличных записей того, как они импровизируют, исполняют каверы на песни KISS". Адам Каспер: "Это немного напоминало "Сияние". Мы бросались фруктами в колонки. Начинаешь немного съезжать с катушек через некоторое время". Крис Корнелл: "Из-за нас чуть не уволили Адама Каспера. Он был единственным сотрудником студии, находившимся при нас, единственным, кому мы позволяли находиться рядом с нами. В какой-то момент, кажется, на нас напала страсть к разрушению, он не остановил нас — от того, чтобы фактически разнести всю аппаратную — и его чуть не уволили. Единственное, что нас остановило и заставило нас привести в норму свое поведение — то, что мы не хотели, чтобы бедолагу Адама выгнали с работы". Ким Тайил: "В сериале "Билл Най" делали эпизод, посвященный звуку, и они попросили у нас разрешения — взглянуть одним глазком, как у нас что работает в студии звукозаписи — и мы согласились. Они сделали видеозапись группы и Адама Каспера у пульта сведения. Кажется, мы описали весь процесс записи как напоминающий гигантскую соломинку для напитка". Бен Шеперд: "Мы исполнили для "Билл Най — Учёный-всезнай" песню "Kickstand". По-моему, это было как раз перед тем, как мы начали сведение, то есть сама пластинка была готова. Мы сделали целый видеосегмент. Да уж, странный эпизод "Билла Ная" — беседа о звуке с SOUNDGARDEN". Ким Тайил: "Мы всегда испытывали нежные чувства по отношению к детским образовательным телепередачам. Мы всегда говорили, что если нас пригласят что-нибудь сделать на "Улице Сезам", мы согласимся — шутки в сторону". Тад Дойл: "Я не припоминаю, чтобы они были безумными тусовщиками. Ким мог выпить пару банок пива, но он никогда не выглядел утратившим самоконтроль. Может Бен мог выпить побольше, чем Ким, но всегда казалось, что для TAD пьянки были несколько актуальнее, чем для них". Ким Тайил: "Ходили всякие байки, типа "О, все эти парни бухают и разбивают все подряд". То есть да, но не больше, чем если бы мы были трезвыми — вот в чем дело. Не больше, чем то, что делают профессиональные спортсмены в раздевалке или политики у себя в офисе". Бен Шеперд: "Песню "4th of July" я разучивал по укурке — а до этого я так долго не курил травку, что это было реально дико. На следующий день я пришел в студию, чтобы записывать свою басовую партию и был такой — "О Господи! Как я вообще настраивался под это дело? Что тут вообще происходит?" Крис Корнелл: "В тот более ранний период SOUNDGARDEN, и уж точно до конца эпохи "Superunknown", промежутки между концертными турами были как раз тем временем, когда я, в конечном итоге, выпивал больше всего. И я это осознавал. В туре изо дня в день столько адреналина, что мы особо не знали, куда себя девать после него. Это момент, о котором я неоднократно читал по поводу разных музыкантов, которые много гастролировали и имели проблемы с наркотиками — что опасность на самом деле подстерегала не на гастролях, а скорее вне гастролей. И я думаю об этом с сожалением. Хотя я не знаю, разумно ли было бы желать что-то изменить, но мне кажется, что я мог бы быть продуктивнее в течение третьего десятка моей жизни и части четвертого десятка, если бы не пристрастие к алкоголю. К примеру, если бы не было необходимости оправляться от последствий предыдущего вечера, а можно было сразу сконцентрироваться на творчестве. Дело в том, что я никогда не писал под воздействием чего-либо, это никогда не срабатывало. А обратная сторона дела в том, что когда я от всего этого отказался, мне не пришлось переживать кризис на тему "о нет! как же я смогу творить сам по себе, без помощи?" Ким Тайил: "На мой взгляд, у группы в целом было такое враждебное отношение к попустительству в том, что касается наркотиков. Кажется, я всегда ненавидел этот аспект рок-музыки, даже когда был еще подростком. Это было по-настоящему несносно, будучи пацаном, видеть как вели себя рокеры в 70-х и как они отмечают свой успех разными выходками за сценой. Дерьмо это все. Лучше бы этим людям заткнуться нахрен и просто сыграть свой альбом. И вот еще что, в этом случае, когда у тебя есть знакомые и друзья, которые явно страдают, у которых есть проблемы — нет никакой причины создавать вокруг этого ореол романтики или славы. Это по сути несчастье". Джефф Эймент: "Я помню, как зашел к ним и увидел их в некий момент в начале записи альбома. После этого мы уехали в тур на очень длительный по ощущениям срок, и я помню, что мы вернулись из тура и увидели — "ну да, SOUNDGARDEN все еще там сидят". Адам Каспер: "Были моменты, когда мы не были уверены в том, что у нас получилось. Когда все было практически завершено, был некоторый вопрос, типа "вау, а выйдет ли из этого что-то". Потому что с точки зрения звуков, это была довольно радикальная запись для того времени". Майкл Бейнхорн: "Я отдал пластинку на мастеринг, и инженер, занимавшийся мастерингом, накосячил по полной программе — я был просто в шоке. Прошло уже два с половиной дня, а он был не в состоянии сделать мастеринг даже ради спасения собственной жизни. У меня уже возникли сомнения в своих способностях, я стал думать: "О Господи, кажется у меня в руках очутилась бомба". А потом группа отдала альбом кому-то другому, сделав мастеринг за один день. Народ был доволен альбомом, но когда я получил экземпляр, я совсем не был доволен. Я посчитал, что Брендан [О'Брайен] совершенно упустил суть этого альбома. В этом плане я был несколько озадачен, мне показалось, что альбом несколько "размягчили". Но разумеется, я к тому времени уже столько усилий приложил, что ни о каком объективном подходе не могло идти и речи". Крис Корнелл: "Пожалуй, где-то через неделю после начала сведения я осознал масштаб альбома, насколько мощным было то, что мы создали". Майкл Бейнхорн: "Думаю, наше расставание произошло не в самых лучших обстоятельствах. К тому моменту, когда это закончилось, мне кажется, что все уже попросту сильно устали и все это воспринималось так: "вот и хорошо, все завершено, наконец-то мы избавимся друг от друга". Я не хочу сказать, что были какие-то сильные отрицательные эмоции, не хочу употреблять слово "враждебность" — но я думаю, что все были сыты по горло. Это определенно была трудная работа". Бен Шеперд: "Моя любимая песня — это вещь Мэтта, "Fresh Tendrils". В плане того, как она исполняется — я это обожаю. То, как она сведена, мне не так сильно нравится. А песня, которая мне меньше всего нравится, с точки зрения звучания и исполнения — это "Half" [написанная самим Шепердом]. Я, пожалуй, соглашусь с 95 процентами фэнов, которые терпеть не могут эту вещь". Адам Каспер: "Есть очень интересный, на мой взгляд, момент. Бейнхорн говорил мне, что он всегда подходил к созданию этого альбома с позиций электронной музыки, потому что он из Нью-Йорка, работал с Биллом Ласвеллом, и тогда, в 90-х, они увлекались довольно-таки электронным подходом к музыке. Кажется, он хотел привнести что-то из этого в рок-альбом, и думаю, что отчасти он это сделал — в плане излишней компрессии малых барабанов и всего такого. Сегодня я это слушал и думал: "Ну да, так и есть". Это прикольно". Джек Эндино: "Я не могу сказать, что я в восторге от продюсерской работы. В целом она ничего, немного шумной кажется сейчас, когда я слушаю альбом. Продюсеру удалось ухватить некое "ощущение", и это я считаю плюсом — но звучит этот альбом странно, если слушаешь его профессиональным ухом. Тем не менее, суть в другом: это альбом, представляющий собой произведение искусства, и Майкл Бейнхорн заслуживает всяческих похвал за то, что он что-то такое смог ухватить, поскольку у него было видение того, как альбом будет звучать. Он действительно не похож по звучанию ни на какой другой альбом SOUNDGARDEN, поэтому с акустической точки зрения он заставляет меня как звукоинженера с удивлением чесать в затылке. Но на эмоциональном уровне, именно как альбом — он "срабатывает" очень хорошо, а все остальное на самом деле не в счет". Джефф Эймент: "В этих песнях по-настоящему прослушиваются их индивидуальности. Временами они по-настоящему играют вместе друг с другом, а временами по-настоящему сражаются друг с другом. Как мне кажется, временами, когда они сражались, когда их партии отталкивались друг от друга — можно услышать, что если какая-то партия слишком тяжело звучит, то к примеру Бен играет в это время что-то невероятно странное и необычное. Вот что делает альбом таким интересным для меня. Это по-настоящему красивый альбом". Адам Каспер: "Он не звучит, как замшелый диск из 90-х. Сами звуки и подход были очень "нецифровыми", органичными, и вместе с тем они расширяли рамки во многих аспектах — думаю, поэтому он все еще звучит хорошо в наши дни". Джефф Эймент: "Вокруг альбома "Ten" было столько шумихи, что по-моему, когда "Superunknown" стал хитом, то возникло такое ощущение, что успех наконец-то пришел к группе, которая по-настоящему его заслужила — поскольку у них, кажется, не было такого успеха с "Badmotorfinger", как был у нас, или у Nirvana с "Nevermind”. У меня лично всегда было ощущение, что SOUNDGARDEN и Mudhoney заслуживают большего — они были настолько хороши, каждая группа в своем жанре. Как только я услышал этот альбом, я прямо почувствовал, что парочка этих песен станет настоящими хитами". Джек Эндино: "Видите ли, они действительно тяжело трудились. Я считаю, что в конечном итоге именно из-за этого они и распались несколько лет спустя, потому что это перестало доставлять удовольствие. В общем, по этой же причине и следующий альбом, продолжение "Superunknown", изначально не мог с ним сравниться. [Down on the Upside] по моим ощущениям всегда был несколько депрессивным альбомом. Есть в нем некоторое ощущение, типа "погодите, а что же мы будем делать? Как мы сможем превзойти предыдущий альбом?" Джефф Эймент: "Вот что поразительно: я включил этот альбом вчера, сидя за рулем, и несмотря на то, что большую часть песен написал Крис — это настолько групповой альбом! Влияния каждого из них прослушиваются на песнях, альбом очень эклектичный. В нем есть моменты, которые практически годятся для звуковой дорожки к фильму — эти длинные, неземные партии в переходах и вступлениях". Джек Эндино: "Вот то, что привлекло мое внимание по поводу альбома "Superunknown": песни очень хороши с точки зрения композиции. Они и сыграны прекрасно, но там нет ни единой плохой песни — а это весьма недурно для альбома, на котором песен так много". Ким Тайил: "Некоторые из моих любимых альбомов, например "Space Oddity" Дэвида Боуи или "Rocks" группы Aerosmith, я по-прежнему переслушиваю и они по-прежнему на уровне. В них сохраняется некая глубина. И мне нравится, как альбому "Superunknown" удается поддерживать во мне внимание и привязанность; это подсказывает мне, что что-то мы делали правильно". Майкл Бейнхорн: "Знать, что этот альбом повлиял в музыкальном плане на стольких людей, что он действительно коснулся стольких людей и помог им идти дальше по своей жизни — для меня это самый главный предмет гордости. Знать, что я приложил к этому руку — это очень много значит для меня. Я навеки благодарен за то, что в этом альбоме есть какая-то небольшая частица меня". Крис Корнелл: "Мы даже превзошли мои самые смелые ожидания, а это довольно сложно сделать". Бен Шеперд: "Я про SOUNDGARDEN знаю одно: мы всегда метили на 20 лет вперед. Мы действительно сосредотачиваемся на попытке сделать что-то, что достойно быть выпущенным в свет. Таков наш девиз: "Мы всегда будем стараться показать себя с наилучшей стороны".

AKyusser: Отличные воспоминания о, без преувеличения, великом альбоме. Как впервые услышал двадцать три года назад, так и слушаю - на одном дыхании. mikey, спасибо!

ORION WARNING: клево, но как все это грустно

sssnot:

mikeyII: 1986

mikeyII: всем фэнам SG - в обязаловку к ознакомлению и прослушке! дело hangnail живет и процветает! кто вырубит 2 их ипишки - почет и честь! https://deadblondestars.bandcamp.com/ а вот на затравочку -

punknotyet: mikeyII пишет: кто вырубит 2 их ипишки - почет и честь! Так а что там вырубать - указано же "Name Your Price". Жмёшь "Buy Digital Album", гордо вбиваешь "0" и скачиваешь в любом формате . feel free to give us some cash if the rock is working for you, or you can just enter £0.00 in the box and get it for free

sssnot: mikeyII пишет: кто вырубит 2 их ипишки - почет и честь! Вырубил, хули там рубить. В личке, Миша.

mikeyII: спасибо! вот что должно было выходить в 12 вместо king animal!)) прям как будто оригинальные бисайды или ауттейки с down the upside и superunknown

mikeyII: ЗАРОЖДЕНИЕ SOUNDGARDEN (перевод Keith Noel) Нильс Бернстейн: Я пришел домой к Дэнни Питерсу. Он такой: «О, ты должен это услышать», и ставит какой-то диск, первый изданный экземпляр. Звучало, как Bundle Of Hiss, одна из групп, в которой он играл в то время. Совершенно потрясающе. Я слушал эту пластинку снова и снова – обе ее стороны. «О боже, вы, парни, превзошли сами себя!» И тут он говорит: «О, ты решил, что это Bundle Of Hiss? Нет – это Soundgarden». Это был первый сингл Soundgarden – «Hunted Down / Nothing to Say». Голубой винил, и это была одна из лучших вещей, если не самая лучшая вещь, которую я слышал от всех этих сиэтлских групп. Джек Эндино: У меня была маленькая четырехдорожечная студия в моем подвале, и Ким часто приходил ко мне и возился с ней. В итоге я записал для них несколько демок, даже привозил свое оборудование домой к Крису Корнеллу в какой-то момент. К 1986 году я закончил работать в Reciprocal Recording, и ребята как раз были готовы записать что-нибудь. Так что в итоге я помог им сделать их первый EP и сингл, который стал одной из самых первых записей, вышедших на Sub Pop. Думаю, мы начали записывать «Screaming Life» в конце 1986 года и провозились с ним вплоть до начала 1987 года. Мэтт Кэмерон: У нас – у меня и Хиро – было только три или четыре дня, чтобы записать всю ритмическую основу песен [для Screaming Life EP], потому что кроме этого у нас еще была работа. Я помню, что это была очень быстрая сессия, все записывалось вживую, отдельно от вокала. В тот период мы звучали вживую очень жестко и мощно, и запись отлично это отразила. Получилось очень здорово. Помню, как позднее переслушивал итоговую версию «Nothing To Say» и просто не мог поверить, что я играл в группе так круто – в такой ранней стадии своего развития как барабанщика. Soundgarden Nothing to Say Remastered 3:58 Ким Тайил: «Tears To Forget» была очень популярной песней, это была единственная песня на альбоме, которая являлась регулярной частью нашего живого сета. Все остальные песни, с которыми мы выступали, оказались заброшены, потому что нам хотелось играть именно эти новые песни, хотелось слушать, как они звучат. Они отличались от того, что мы делали тогда вживую. «Entering» – песня, которую мы играли несколько лет – «Entering» и «Tears to Forget» всегда были частью наших живых выступлений. А теперь у нас появились такие песни, как «Nothing to Say», «Hunted Down» и «Little Joe». Бен Шеперд: «Screaming Life» - до сих пор моя самая любимейшая их пластинка. Именно так Soundgarden звучат для меня – темно, черно и печально. Как пасмурные дни Сиэтла. Ким Тайил: Думаю, пока Бен не присоединился к группе, эта запись отражала наш дух и звук наилучшим образом. Даже несмотря на то, что музыка там порой очень мрачная, мне она кажется солнечной. Мэт Воган: Я как-то валялся дома у друга на Кэпитол Хилл, и у него играл альбом «Screaming Life». Я лежал там тридцать минут и думал, что это определенно лучший бутлег Zeppelin, который мне доводилось слышать – я понятия не имел, что это группа из Сиэтла. Потом мы все пошли на их концерт – это было безумно, полный беспредел. Они были самой тяжелой группой, и относились ко всему очень серьезно. Джефф Гилберт: Обычно Melvins или Soundgarden играли в таких маленьких клубах, в которых было не развернуться. Носиться по сцене не выйдет, прыгать тоже не получится – ничего невозможно сделать. Поэтому на «Screaming Life» было это фото на задней обложке, с Крисом Корнеллом на полу. В клубе Vogue я его чаще всего видел именно таким. Там просто негде было двигаться, оставалось только падать на пол. Помню, как думал: «Я его слышу, но не вижу!» А потом можно было увидеть Кима, как он смотрит куда-то вниз, сигнализируя что-нибудь Крису [смеется]. Стив Фиск: Это была идея Брюса Пэвитта – чтобы я был продюсером мини-альбома Soundgarden - «Fopp». Они играли в Элленсбурге, на разогреве у Faith No More. И закончили свой разогрев песней «Iron Man», а Faith No More начали песней «War Pigs». Это было еще тогда, когда никто не знал, кто они вообще такие. У Корнелла было великолепное чувство юмора, довольно злое порой. Даже жестокое, но в то же время очень веселое. Сьюзан Силвер: У Soundgarden всегда было отличное чувство юмора; у них была ирония, которая, как мне кажется, не улавливалась многими людьми. Мэтт Кэмерон: Мы играли в этом огромном пустом театре – мне это казалось крутым, но в то же время я не очень понимал, как мы собираемся там что-либо записать. Но так или иначе, мы это сделали. Это была однодневная сессия, и Стив потом сделал ремикс в своей студии. Стив Фиск: В какой-то момент во время нашей сессии звукозаписи команда строителей начала работать отбойным молотком на тротуаре, и мы перестали что-либо слышать. Мы попросили их прийти позднее – они уже знали, что сиэтлские группы начинают становиться популярными, и в итоге они пошли нам навстречу [смеется]. Сьюзан Силвер: Все развивалось очень стремительно для Sub Pop и Soundgarden. Мы с Джонатаном стали очень хорошими друзьями. А когда Soundgarden начали работать вместе с Брюсом и Джоном и решили выпустить на Sub Pop свой альбом, эта дружба стала еще крепче. У меня есть одно очень забавное воспоминание; «Screaming Life» тогда уже вышел, «Fopp» готовился к выпуску. Несмотря на то, что группе тогда уже звонили с разных мейджор-лейблов, и мы даже ездили в Лос-Анджелес встречаться с их представителями, ребята все еще хотели быть на лейбле SST, это была их цель. Помню, как я стою на углу в центре города вместе с Джонатаном, и он говорит: «Soundgarden должны остаться на Sub Pop». А Sub Pop тогда были еще в зачаточном состоянии, у них даже не было офиса и каких-либо сотрудников. Помню, как посмотрела на Джонатана и сказала: «Soundgarden несутся вперед, и их не остановить. Они уйдут от вас. Мне тоже надо двигаться так быстро, как только возможно, чтобы поспеть за ними». Джефф Гилберт: Определенно, у Melvins было все необходимое, чтобы прийти к успеху. Но Soundgarden были теми, кто придал этому более четкую форму. Джерри Кантрелл: Soundgarden – это такие «дедушки». Есть много разных групп, но когда я вспоминаю о Сиэтле и обо всем, что тогда происходило, я думаю, что все это во многом началось с Soundgarden. Эти их ранние мини-альбомы, то, как мы ходили на их концерты, как звучал вокал Криса, и как вся группа звучала вместе – это было действительно потрясающе. Очень вдохновляло. Роберт Рот: Я впервые увидел их в 1988, и они меня просто поразили. Думаю, той ночью вообще не звучал мажорный лад. Я сам был музыкантом, и в тот момент многое из музыки, которая мне нравилась, базировалось на мажоре – многое из панк-рока, пост-панка. А это было нечто очень темное и совершенно другое. Бен Шеперд: Они играли концерт в Олимпии, одно из таких дневных шоу. Сиэтл был тогда невероятно крут – музыкальная сцена развивалась, люди были веселыми, жизнь была клевой невероятно, и они там были. Крис пел, с ним Хиро и Ким – это были настоящие Soundgarden. Стю Халлерман: Слим Мун в итоге стал владельцем лейбла Kill Rock Stars, но поначалу он был просто парнем, играющим в группе, и ему нравился панк-рок. Каждое лето он делал такую вещь: брал взаймы мое оборудование, звал ребят, у которых был большой бортовой грузовик, собирал три или четыре панк-рок группы и организовывал их бесплатный концерт в парке. Слим спонсировал это. Он также смог объединиться с Управлением парков Олимпии и полицейским департаментом, которые стали помогать спонсировать это все и оплачивать счета. Как-то он спросил меня, знаю ли я какие-нибудь группы. Я сказал: «Ну, я знаю некоторых ребят в Сиэтле, может, они могут выступить». «Кто они?» «О, эти ребята называются Soundgarden». И он пришел в такой восторг – «Soundgarden? Ты знаешь этих ребят? Дай мне их телефон!» А я такой – «Да ладно, это просто несколько дуралеев, играющих в своем подвале». Я позвонил им, и раз уж они никогда не играли в Олимпии, они согласились сыграть. Две недели спустя мы сделали это шоу. Лайн-ап был – My Eye, Nirvana и Soundgarden. Незадолго до конца выступления Soundgarden я отошел от своей консоли, чтобы послушать, как все звучит в аудитории. В итоге я обнаружил себя между чуваком из Управления парков и полицейским. Офицер полиции говорит: «Надо же, и никакой ругани со сцены – реально хорошая музыка!» Группа играет «Fopp», это уже их бис. Мы смотрим на сцену, вокруг красивый закат, и тут Крис, выгибаясь, начинает кричать: «Сосите! Сосите!» в микрофон. Мы смотрим друг на друга и пожимаем плечами, типа – «Ээ, ну, побыли ребята милыми и хватит». После шоу группа отметила, что они собираются двинуть в путь на Западное побережье в тур, а потом весной в Европу. Они такие: «Хей, Стюарт, у тебя есть оборудование и старый фургон Додж. Твоя аппаратура звучала хорошо сегодня ночью, не хочешь поехать с нами?» Я думаю: притащить мое оборудование во все эти пропитанные пивом, прокуренные, мерзкие панк-рок клубы? Ну конечно, я согласен! [смеется]. Хиро я к тому времени знал почти всю свою жизнь, а Кима – лет девять или вроде того. Криса я знал три или четыре года. Я был поражен тем, каким ребенком он тогда был – у него были всякие игрушки, маленькие резиновые птички и игрушечные фигурки супергероев, которые он разбрасывал по всему фургону. В туре он был нашим диджеем – ставил кассеты Aerosmith, Butthole Surfers и Fugazi. И всякие странные мейнстримные вещи, насчет которых я бы никогда не подумал, что они ему могут нравиться. Марк Пикерел: Я сыграл важную роль в том, чтобы Soundgarden подписались на SST. Они выступили в Элленсбурге в 1987, и звуковик Screaming Trees Роб Доак записал это шоу на свою консоль и сделал для меня запись на пленке. Я был так впечатлен, что отправил ее Грегу Гинну. Несколько месяцев спустя SST подписали их на свой лейбл. Мэтт Кэмерон: Мы были страшно довольны, потому что на той стадии разные мейджор-лейблы довольно активно пытались нас к себе заманить. Но вместо того, чтобы броситься в этот омут с головой, мы решили, что хотим сделать еще одну пластинку на независимом лейбле. У нас теперь было чуть побольше денег, чтобы записать ее. Мы отправились в одну домашнюю студию, довольно хорошую, которая находилась в Ньюберге, Орегон. Опять же, у нас было не так много времени – где-то около двух недель, чтобы все закончить. Часть, в том числе кое-что из ударных, мы записали здесь, в Сиэтле, на заброшенном складе, а потом остальное закончили в Ньюберге. Джек Эндино: Существуют восьмидорожечные демо большинства песен с альбома 1988 года «Ultramega OK», которые звучат даже лучше, чем финальные версии – они звучат больше в духе «Screaming Life». На самом деле они даже круче, чем «Screaming Life», потому что мы сделали их намного позже. Они гораздо более живые. Марк Иверсон: Мне казалось, что «Ultramega OK» отражал их живое звучание лучше, чем «Screaming Life». В Fallout Records висел плакат, где был объявлен сбор средств для группы Fluid, которую ограбили; у них сломали фургон и они потеряли кучу оборудования. В итоге был объявлен этот сбор денег на следующий день. Soundgarden выступали в связи с этим, и мы пошли на их концерт в очень маленьком театре в Сиэтле, который был больше приспособлен для спектаклей, чем для живых выступлений групп. Помню, как слышал разговор двух своих приятелей с KCMU, которые стояли позади меня, и один из них сказал: «Это последний раз, когда мы видим их в клубе такого маленького размера». И он был прав. Soundgarden в объективе Чарльза Питерсона Кэти Фолкнер: Очень запомнилось одно шоу «восходящих звезд», которое устраивало радио KISW в Paramount Theater. Jane’s Addiction были хедлайнерами, а Mother love Bone и Soundgarden на разогреве. В таком сочетании групп была магия, которую невозможно выразить словами. Энергию можно было резать ножом. Дафф Маккаган: Я помню, что много слышал о Soundgarden. Они в итоге приехали с концертом в Лос-Анджелес, это был 1988 год. Может быть, они играли, когда мы были в туре на Appetite, но первый раз, когда я их увидел, был в клубе Scream в Лос-Анджелесе. Это была настоящая рок-группа. В то время было не так уж много концертов, на которые мне хотелось бы попасть. 1988 был дерьмовым годом для музыки: были популярны всякие White Lion, Whitesnake, Warrant и прочие. Это было ужасно. Поэтому, когда я услышал, что к нам приезжают Soundgarden, я пошел и очень надеялся, что они будут все еще теми самыми Soundgarden, о которых я слышал так много хорошего. И они просто сразили меня наповал. По какой-то причине я всегда смотрю на барабанщика – если барабанщик крут, то все остальные тоже будут тянуться за ним. И Мэтт был просто безумным; ему великолепно удавались все эти различные ритмы. И Ким Тайил, вау – как он вообще это делает? А голос Корнелла – да это же чертов Роберт Плант на кислоте! Они были угрожающими, прекрасными, очень музыкальными – все сразу. Хиро Ямамото: Это было очень круто, мы стали ездить по всей стране. Столько приключений. Я помню, как мы битком набивались в фургоне, а когда селились в отелях, то кто-нибудь оставался спать в фургоне, чтобы сторожить оборудование. Всегда были мысли: «Блин, вот бы отдохнуть уже от этих людей» [смеется]. Мы прошли весь путь до Флориды, ездили с туром по Югу, потом в Нью-Йорк. Что мне вспоминается о юге – я помню, что люди там были не особенно в восторге от нас, они толком нас не знали. Но в больших городах, как Нью-Йорк и Лос-Анджелес, мы были довольно хорошо известны. Это было связано с лос-анджелесской музыкальной индустрией, и как только мы отправлялись туда, начинались попойки и шикарные ужины. Джек Эндино: Soundgarden были, наверное, первыми, кому удалось заключить сделку с крупным лейблом. К моменту их второго альбома они уже обсуждали сотрудничество с A&M, задолго до всех остальных. Их третий альбом вышел на SST, и A&M сказали: «Зачем вы это делаете?» Ребята ответили: «Мы не хотим, чтобы наша карьера остановилась на год, пока мы обсуждаем с вами все вопросы. Мы собираемся продолжать заниматься делом и выпустить пока альбом на инди-лейбле, чтобы что-нибудь у нас вышло». Потому что большинство групп начинали обсуждать сотрудничество с мейджор-лейблом, и это длилось от шести до восьми месяцев. Потом начиналась запись, которая согласовывалась с лейблом три или четыре месяца, а так и год пролетит. Группа могла упустить свой момент. Soundgarden поступили очень умно, решив выпустить пока еще одну пластинку на инди-лейбле. Ким Тайил: Мы делали десятинедельные туры – отсутствовали по два с половиной месяца. Помню, как я ходил в Pioneer Square в Сиэтле на концерт какой-то группы, может быть, это были Melvins. Курт был там – думаю, Курт был один и я тоже был один. Я подошел к нему и сказал, как сильно мне нравится его альбом «Bleach». Он был очень тихим и сдержанным; он сказал: «Спасибо, для меня это очень много значит – услышать такое от тебя. Твоя группа оказала на нас наибольшее влияние». И я такой – «Ого!» Мы всегда казались себе такой «юной» группой, находящейся еще только в начале своего пути к успеху, и вот – мы подписаны на крупный лейбл и ездим с концертами по стране. И слышать от парня, которого я считал себе ровней, выпустившего пластинку, которую я обожаю, как он говорит «вы оказали большое влияние» – это было головокружительно для меня. Это один из тех моментов, которые изменили наш взгляд на самих себя. Сьюзан Силвер: Мы обсуждали сделку с A&M. Они очень хотели, чтобы альбом вышел на SST, и так и произошло. Хиро Ямамото: Faith No More были одной из основных причин, почему нас подписали. Эти ребята тоже только что подписались, и мы им очень нравились. Думаю, они были в офисе рекорд-лейбла, увидели там наше демо и сказали: «Вы обязательно должны это заценить». И раз уж на то пошло, все заинтересовались [смеется]. Джон Лейтон Бизер: Впервые я услышал фразу «война торгов» именно в связи с группой Soundgarden и уважительным отношением к ним. Сьюзан Силвер: У лейбла A&M была репутация как у очень дружественного к артистам лейбла. Люди там были искренними и заботливыми. От них можно было не ждать никакого дерьма. Они обычно нанимали людей, которые являлись настоящими фанатами музыки, и у них была за плечами богатая история крутых дел в музыкальном бизнесе. Там все очень поддерживали друг друга. Мы встречались несколько раз с представителями лейбла Geffen, а также обсуждали возможную сделку с Epic, но никто не вызывал у нас таких же чувств, как A&M. Бывали дни, когда мы думали, что Epic были бы неплохим вариантом, и если бы мы выбрали их, я бы, наверное, тут вам не рассказывала сейчас эту историю, потому что я уверена, что меня выкинули бы оттуда и поставили бы на мое место другого менеджера еще в те ранние дни. В то время как A&M действительно поддерживали молодые группы и их менеджеров. Марк Арм: Когда Soundgarden подписались на крупный лейбл, в тот момент было фактически два пути, из которых рок-группа на крупном лейбле могла выбирать. Можно было либо взять курс на метал, либо влиться в альтернативный рок, ниша которого уже была занята такими группами, как The Cure и REM. По какой-то причине Soundgarden выбрали путь метала. Если бы они подождали год или два до прорыва Nirvana, то у них появился бы еще третий путь, и они могли бы остаться верны себе. Их тур-менеджером был их друг, Эрик Джонсон, отличный парень, он знал, откуда они все пришли. Но в итоге, когда их стал продвигать крупный лейбл, они его уволили. К тому времени, как у них начались большие туры, у них появился этот огромный, отвратительный жирный чувак, который раньше был тур-менеджером Aerosmith. Он был такой тип, который стал бы пускать кого-нибудь за сцену в обмен на минет. Зачем нужно было избавляться от вашего друга Эрика и нанимать этого урода с такими замашками из олдскульного музыкального бизнеса? Эрик потом стал помогать Pearl Jam и работал с ними несколько лет, пока у них не начался тот период, когда они перестали ездить в туры. Последний раз, как я слышал, Эрик был персональным ассистентом Нила Янга. В общем, мне казалось таким странным, что Soundgarden стали окружать себя такими стереотипными рок-свиньями, чуваками, которые бы с удовольствием тусили с Bon Jovi или Poison и даже предпочли бы это, потому что у этих групп были девчонки погорячее. Я никогда не понимал, как Soundgarden докатились до того, что стали частью этого мира. В смысле, Ким ведь совсем не такой человек. Дело в том, что в конечном итоге тебе всегда нужно решать для себя самому. Необязательно ехать в тур только потому, что какой-нибудь менеджер или работник лейбла считает, что это будет хорошо для твоей карьеры. И необязательно нанимать неприятных людей только потому, что у них есть опыт работы в турах. Вокруг есть много хороших людей. Мэтт Кэмерон: «Louder Than Love» [1989] был спродюсирован Терри Дейтом, и мы записали его здесь, в Сиэтле, в London Bridge, рядом с Озером Бэллингер. Это был хороший опыт, возможно наш первый раз в профессиональной студии – настоящая крупная 24-дорожечная студия. Мы не хотели облажаться, много репетировали. Мы знали, какие песни собираемся сделать. Так что на каждой сессии звукозаписи мы старались уменьшить уровень нашего живого звука, насколько это было возможно. Потом, позднее, я думаю, мы уже старались использовать студию больше как композиционный инструмент. Терри Дейт: Мне многое вспоминается; помню, как я убеждал Кима купить вторую гитару, что было сложно. Как мы решали, будем ли использовать то оборудование которое уже было, или купим что-то новое. Насколько я помню, мы экспериментировали с наложением гитар. Я думаю, группа почувствовала, что это привело к слишком гладкому, ровному звуку. Мы также записывали этот альбом в то время, когда вышел «...And Justice for All» Metallica. Так что в хеви-метале тогда было совсем другое звучание. Soundgarden, Metallica и Mother Love Bone оказались свалены в общую кучу хеви-метала, но все они настолько разные, насколько это возможно. Хиро Ямамото: Терри Дейт мог делать такие вещи… звук, который просто сиял. Волшебно сиял и разрывал одновременно. Я помню, что в начале относился к нему скептически, потому что он обычно работал с метал-группами, и я всегда спрашивал: «Разве мы играем метал?» Терри Дейт: Они все отлично ладили. Думаю, единственный спор между ними, который я могу вспомнить, это когда я наконец-то уговорил Кима купить новую гитару, и кто-то привез ее утром, после того, как они наелись пончиков в сахарной пудре. В итоге вся гитара оказалась перепачкана в этой пудре. Кима это очень взбесило. Арт Чантри: У них не было названия для альбома. Мы болтали об этом и шутили, я сказал: «Вам надо назвать его «Louder Than Shit!» И они такие – «Отличный вариант!» Я говорю: «Нет, назовите его «Louder Than Fuck». – «О, тоже классно!» И потом Сьюзан говорит: «Моя группа никогда не выпустит альбом со словом «Fuck» в названии». Так получился альбом «Louder Than Love». Грант Алден: Сьюзан Силвер была самым трудным менеджером, с которым я когда-либо общался; она старалась абсолютно все контролировать. Мы не раз сталкивались лбами по поводу Soundgarden. Но я не имею в виду ничего плохого – если бы я был в группе, я был бы счастлив иметь именно такого менеджера, как она. Она была очень компетентной и очень агрессивной личностью. И она всегда добивалась того, чего хотела. Проблема в отношениях со мной была в том, что я тоже очень упрямый. Не помню, о чем конкретно мы спорили, но вроде бы это касалось того, какую фотографию группы ставить на обложку альбома. И она давила на то, чтобы это был именно ее выбор. Она не занималась художественным оформлением, это просто не ее забота. Ну, и мы поспорили насчет этого, но ничего страшного, жизнь идет дальше. Арт Чантри: Сьюзан Силвер была очень упрямым человеком. Она держала группу в ежовых рукавицах. Ее можно было назвать пятым членом Soundgarden, и к тому же она была замужем за Крисом Корнеллом, а он был такая тряпка, о боже мой. Помню, в тот период, когда я работал над оформлением обложки «Louder Than Love», Крис вообще не разговаривал с группой. Он говорил со Сьюзан, а она в свою очередь передавала все группе. И потом они говорили что-нибудь напрямую Крису, но он не отвечал – он отвечал Сьюзан, и Сьюзан передавала это группе. Только так они между собой общались. Soundgarden - это монстр, и Сьюзан Силвер - Доктор Франкенштейн. Вообще было очень интересно наблюдать за тем, как все было организовано внутри разных групп, динамику их развития и общения между собой. Например, в лагере Nirvana была наркоманская атмосфера, многое зависело от наркотиков. В принципе, то, как группы организовывают свой творческий процесс, во многом зависит от черт характера или слабостей отдельных участников. Как с любой организацией. И у Soundgarden, у Nirvana, у Alice In Chains, у всех этих групп, неважно у кого – Mudhoney тоже, у каждого было все по-своему. Это была социология в чистом виде. У Soundgarden все строилось на отношениях между Сьюзан и Крисом, а вокруг них сидели эти трое остальных парней, у которых особо не было выбора. Это было, когда еще Хиро был в группе – я никогда не встречал Бена Шеперда. То есть вот эти трое ребят, которые определенно являются группой и хотят ей быть, и вот их вокалист в углу, страдающий «синдромом лидера». Так что в тот момент они зашли в тупик. Но при этом они стали зарабатывать кучу денег. Поэтому это был очень денежный тупик. Мэтт Кэмерон: После «Louder Than Lone» мы собирались начать продвижение альбома, и тут Хиро решил, что он больше не хочет быть частью всего происходящего. Мы разошлись хорошими друзьями. Хиро Ямамото: Думаю, главной причиной того, что я ушел, была вся эта сделка с металом; я думал: «Я не хочу быть в метал-группе». Для меня это все еще наиболее стыдная вещь в моей жизни. Мы были хард-рок группой, но я не знаю, были ли мы вообще когда-либо метал-группой. Мы стали более популярны, чем я когда-либо мог подумать, и я не был готов к этому в тот момент. Не этого я хотел от музыки. Думаю, продвижение напугало меня – вся эта реклама и промоушен, я от этого очень далек. Сочетать музыкальное творчество и все эти вещи казалось мне слишком сложным в тот период. Я чувствовал себя несчастным еще до того, как мы поехали с туром в Европу. И потом на середине пути в Европе я решил: «Я больше не могу этим заниматься». A&M говорили нам ездить в туры 350 дней в году, и я такой: «Я не буду этого делать, вы меня не заставите!» [смеется]. Помню, как мы были где-то в Италии, ближе к концу тура. И это был конец. «Louder Than Love» был записан, просто не был еще выпущен. Ким Тайил: Нам это разбило сердце, потому что Хиро был основателем группы и очень важной творческой частью коллектива, он оказывал большое влияние на наше звучание. Весь наш стиль, который так полюбили наши ровесники и друзья, был основан на творческом взаимодействии между Хиро и мной. Ну и Мэттом, конечно, его тоже нельзя забывать. Когда в группе четыре человека, то получается, что есть шесть разных парных отношений, четыре разных связи между тремя людьми, и одна общая связь между всеми четырьмя. Похоже, в итоге выходит одиннадцать отношений, связей между людьми. Когда Хиро покинул группу, это изменило природу всех наших взаимоотношений между собой. Хиро Ямамото: Я постоянно время от времени общаюсь с Кимом. С Крисом я не разговаривал, за исключением тех моментов, когда случайно где-то встречался с ним. Несколько раз виделся с Мэттом. Джим Тилльман: Я играл с ними несколько раз, пытаясь понять, сработает ли это. У них была привычка настраивать все очень низко. Они брали струну E и настраивали ее на C. Я сразу же сорвал бас Хиро, и в итоге мы на все это плюнули и пошли в боулинг играть. Бен Шеперд: Они какое-то время разрывались, у них сроки горели – нужно было выполнять обязательства по турам. Однажды мы отправились вместе в комнату для репетиций, я ничего не говорил, просто подошел к усилителю, включил его и начал играть. Мы просто джемовали три часа, не играли никаких их песен. Они сказали: «В следующий раз, как соберемся, надо поработать над нашими песнями». Но в итоге они взяли Джейсона Эвермана, потому что он знал песни. На тот момент он лучше встроился в их группу. Мэтт Кэмерон: Джейсон был лучшим тогда. Мы видели, как он играл в Nirvana, и подумали, что это очень круто. Ким Тайил: Мы выбрали Джейсона, потому что он знал некоторое количество наших песен, так что мы подумали, что мы его всему научим очень быстро. Он был хорошим музыкантом и с правильным подходом. Когда Хиро ушел, в группе это оставило большую дыру. Это могло развалить всю группу, и нам определенно нужно было какое-то связующее звено, которое удержало бы нас вместе. По отношению к Джейсону было нечестно то, что мы сами не знали, что нам нужно, и какие требования мы собираемся ему предъявить. И уж точно об этом не догадывался он сам. Мы не осознавали, что группе нужно не просто закрыть швы, а нужна настоящая хирургия, чтобы группа сохранилась вместе. Взваливать такое на одного человека – это слишком тяжело. Нам нужно было и творческое, и эмоциональное присутствие, чтобы сохранить группу – мы не понимали, что оно было нам нужно. Марк Иверсон: Они как группа очень повзрослели, выросли над собой наилучшим образом. Сказать честно, я считаю, что Soundgarden и Mudhoney были лучше вживую, чем Nirvana. Mudhoney и Soundgarden были более энергичными и харизматичными на сцене. И Крис Корнелл делал эти штуки, как на обложке «Louder Than Love». Я видел их в клубе Central, потом они играли в Moore Theatre в рамках тура Voivod, потом они выступали в Paramount. В Paramount люди держали такие флаеры, вручную нарисованные, в стиле «Rattle and Hum» от U2. Там было фото группы, специально улучшенное таким образом, чтобы свет падал на Криса Корнелла. Это подразумевало, что они все еще с народом – выпускают такие сделанные вручную флаеры. Но при этом они уже были на мейджор-лейбле, A&M Records. Джек Эндино: Я был очень разочарован их первой сделкой с мейджор-лейблом, сказать честно. Я не думаю, что «Louder Than Love» – хорошая пластинка, она не очень хорошо спродюсирована и смикширована. Более поздние пластинки затмили ее. Проблема со всеми инди-группами состоит в том, что они записывают альбом за неделю, две недели. И вот вдруг вам дают два месяца на запись альбома. И что вы начинаете делать – особенно если вы не слишком знакомы с процессом и никогда этого раньше не делали – вместо того, чтобы использовать все эти технологии, оказавшиеся в вашем распоряжении, вы позволяете технологиям использовать себя. В итоге получается альбом, в котором все грубые края удалены. Вы пытаетесь сделать все идеально. Это нормально, если вы пишете альбом Radiohead или Police, но это плохо, если вы пытаетесь сделать рок-н-ролльный альбом. И вот получился «Louder Than Love» – очень безопасно звучащий, не особенно захватывающий альбом. Но Soundgarden были первыми на этом пути. А потом появились еще Alice In Chains.



полная версия страницы